andrei_bt (andrei_bt) wrote,
andrei_bt
andrei_bt

Category:

Тайная слава "газонокосильщика"


Тайная слава "газонокосильщика"

Если у нас в Беларуси, стране с богатейшими танковыми традициями, когда-нибудь будет свой настоящий, толковый музей бронетехники, то в нем обязательно должно найтись место этапному в мировом танкостроении танку - Т-64, который стал родоначальником целого семейства советских, российских и украинских машин третьего поколения: Т-72, Т-80, Т-90, Т-84. А рядом с Т-64 в музее должны быть фотографии генерал-майоров С.Ахромеева и В.Беликова, полковника Ф.Тищенко, подполковников А.Семиренко, В.Пивеня, Д.Фечина и В.Кузина, капитана Г.Рукавицына, старших лейтенантов В.Ивченко, Ф.Сафиуллина, В.Пиксайкина и Н.Артемчука, старшины В.Бондаря... Они первыми осваивали норовистую "шестьдесятчетверку", которая делала свои первые шаги в войсках именно на белорусской земле.

А начиналось все осенью 1964 года. В мало доселе кому известном на Западе военном городке Печи, что под Борисовом, происходили события, за которыми напряженно, с замиранием сердца следили в штабах, как тогда говорили, "вероятного противника" Советского Союза. Озабоченно терли виски ведущие танковые конструкторы. Растерянно разводили руками аналитики. Не смыкали глаз, пытаясь добыть хоть какую-нибудь информацию, разведчики.

И было от чего призадуматься. Неожиданно, как черт из табакерки, выскочил, грозно посвистывая своим уникальным турбопоршневым двигателем, сверхсекретный советский супертанк - "объект 432". Ни один его бронированный конкурент еще со времен легендарного Т-34 не привлекал к себе столь пристального внимания и не оказал такого серьезного влияния на развитие мирового танкостроения, как этот, получивший у наших танкистов прозвище "газонокосильщик", а на Западе - "songster", то есть "певчая птица". Зловещие трели этой "птички" многие годы не давали покоя и делали весьма тревожным сон мировых танковых стратегов. Справедливости ради надо сказать, что и нашим танкистам в связи с поступлением на вооружение "газонокосильщика" диванная болезнь отнюдь не грозила. Скучать им "объект 432" не давал, ох как не давал! Беспокойный был танк, хлопотный.

Пройдет время, и появятся многочисленные исследования и статьи западных танковых спецов, которые будут сплошь пестреть словами "сенсация", "русское чудо", "прорыв в будущее"... Кстати, и для наших людей это выдающееся достижение отечественных конструкторов, инженеров, технологов долгие годы оставалось тайной за семью печатями. Как и имена главных конструкторов танка - гениального Александра Александровича Морозова, за плечами которого уже были легендарные машины Т-34 и Т-54, и его ученика и последователя Николая Александровича Шомина.

В 1967 году, 35 лет тому назад, после испытаний в Беларуси "объект 432" - танк Т-64 был принят на вооружение Советской Армии и стал дорогим подарком "советскому народу, правительству и ЦК КПСС к 60-летию Октябрьской революции". Народ, правда, об этом подарке и не догадывался, а вот партия и правительство оценили его достойно - Ленинской премией.

Много воды утекло с тех пор, но и до сего дня история "газонокосильщика" полна слухов и небылиц, чему способствовала чрезвычайно плотная завеса тайны вокруг Т-64, который состоял на вооружении только Советской Армии и никогда не поставлялся за рубеж. Не доверили его даже нашим союзникам - танкистам стран Варшавского Договора. Первый и единственный (!) бенефис "певчей птицы" перед широкой публикой состоялся во время парада на Красной площади в честь сорокалетия Победы - 9 мая 1985 года. Танк к тому времени сходил с конвейера уже 21 год! Кстати, диктор, комментировавший парад, и тогда не назвал его. Не написала об участии в параде танков Т-64 и ни одна газета. Зрители, увы, также ничего не заметили: внешне танк очень похож на широко известный Т-72.

А свои первые, еще далеко не праздничные марши опытные Т-64 совершали на танковом полигоне под Борисовом. Но не ищите рассказов об этих, порой полных драматизма, событиях в книгах или самых солидных энциклопедиях. Молчит об этом и многостраничный фолиант по истории Краснознаменного Белорусского военного округа. Цензура и секретность сделали свое дело: пусто...

И, к сожалению, никому и ничего сегодня не говорят фамилии Рукавицын, Ивченко, Бондарь, Сафиуллин, Пиксайкин... А ведь они были первыми. ПЕРВЫМИ, кто сел за рычаги самого таинственного советского танка послевоенной поры.

"Нет, это не танк, это просто ВДНХ какая-то!"

Эта фраза неожиданно прозвучала и повисла в воздухе во время первого показа опытного "объекта 432" руководству партии и правительства в подмосковной Кубинке. Все молча, напряженно смотрели на Никиту Сергеевича Хрущева. Шел 1962 год, и тогдашний руководитель страны, безнадежно заболевший ракетоманией, танки не очень-то жаловал. Но как человека увлекающегося и далеко не глупого его влекло ко всему новому и необычному. А уж новинок в "выставку достижений народного хозяйства", коим был новый танк, вложили предостаточно. Расчет сделали верный - Хрущев одобрительно закивал головой, а после того как ему доложили, что рядом с "объектом 432" в мире и поставить нечего, покинул смотрины в приподнятом настроении. "В случае чего" теперь у него за пазухой была и бронированная "кузькина мать", которой можно было "пощекотать в носу у Запада". Понравилось Хрущеву и то, что на базе нового танка было разработано несколько образцов этаких ракетных танков-коротышек с очень низким, в рост человека, силуэтом. Дабы потрафить ракетным интересам Никиты Сергеевича, бронированных коротышек вооружили вместо орудий пусковыми устройствами противотанковых управляемых ракет "Лотос", "Рубин" и "Тайфун". Правда, в серию эти танки-ракетометы не пошли. А вот с "объектом 432" Хрущева не обманули - он действительно превосходил все имевшиеся тогда в мире танки. Новейший американский М60 безнадежно уступал морозовскому "объекту". Особый восторг вызывало и то, что один из вариантов "объекта 432" - Т-64Т разрабатывался как первый в мире образец "реактивного" танка - в качестве силовой установки на нем применили вертолетный газотурбинный двигатель ГТД-3ТЛ. Для ракетных коротышек предлагалась силовая установка аж из двух ГТД-350 от вертолета Ми-2. В серию "гусеничные вертолеты" не пошли, но за Т-64Т в мировом танкостроении навечно закрепилось место первого танка с газотурбинным двигателем.

А на конвейере Харьковского завода транспортного машиностроения запустили в серию "объект 432" с не менее уникальным "сердцем" - двухтактным турбопоршневым дизелем с горизонтальным расположением цилиндров и встречно (!) движущимися поршнями мощностью в 700 "лошадок". В процессе эксплуатации он проявил особый норов и потребовал от танкистов чрезвычайно бережного и уважительного отношения к себе. Танк Морозова с самого начала задумывался как совершенно оригинальный и не похожий ни на какой другой в мире.

Но не во всех высоких кабинетах идеи Морозова были восприняты с радостью, новизна танка многих просто шокировала. Однако были у "газонокосильщика" и горячие сторонники. Среди них - могущественный Дмитрий Федорович Устинов, талантливый инженер-оружейник, бывший нарком и министр вооружений, будущий министр обороны СССР. Как технически высокообразованный человек он был просто в восторге от значительно опередивших свое время конструкторских находок, реализованных в Т-64. Нравилось ему и то, что экипаж танка сократился до трех человек, сделав вновь актуальной песню его молодости о трех веселых друзьях-танкистах. Отлично зная масштабы советских танковых войск, Устинов лучше других отдавал себе отчет в том, сколько танковых экипажей он сохранит на случай войны. Хорошо также было известно, что, будучи министром вооружений, он "зарубил" перспективный штурмовик Ил-102 только за то, что у него был экипаж из двух человек, а не из одного, как планировалось. А в серию запустили одноместный Су-25... К слову, сокращение танкового экипажа было достигнуто Морозовым за счет того, что он впервые в мире установил на свой танк автоматический механизм заряжания пушки, сделав танкиста-заряжающего лишним. Аналогичное устройство появилось на западных танках только через 30 (!) лет. Ретрограды-традиционалисты яростно набросились тогда на Морозова, считая, что механизм заряжания - это какая-то блажь, излишество. Время расставило все по своим местам. Впервые на Т-64 была установлена и могучая 115-миллиметровая гладкоствольная пушка, которую впоследствии заменили на еще более "крутую" - калибром в 125 мм. Кстати, она до сих пор остается самой мощной в мире танковой пушкой. Впервые в мире на Т-64 была применена и комбинированная многослойная броня с использованием керамики, что делало танк неуязвимым для кумулятивных снарядов. Скептики и тут прошлись по Морозову: "С ума сошел, в броню глины какой-то натолкал и мнит себя королем танкостроения". Но испытания показали, что многослойный танковый "лоб" эквивалентен 450-миллиметровой броне! Броня "шестьдесятчетверки" на дальности 1.000 метров "держала" удар снаряда любого танка мира. В свою очередь, пушке "газонокосильщика" был по зубам любой потенциальный противник. Кроме мощных мускулов и брони, наша "птичка" имела и прекрасное зрение. Впервые на отечественном танке установили стереоскопический прицел-дальномер, позже замененный на лазерный. В совокупности с двухплоскостным стабилизатором пушки и другими "наворотами" танк позволял наводчику эффективно гасить любую цель с первого выстрела. На поздних модификациях "газонокосильщика" время поражения противника было просто фантастическим - 8 - 10 секунд!

Танк Т-64 был буквально слеплен из новинок: от гусениц до башни. Гусеницы у него были особенные, ажурные - мелкозвенчатые с параллельными резино-металлическими шарнирами. Вкусил Морозов от горе-критиков и за них, вкусил по полной программе. А сегодня аналогичные гусеницы стоят на всех современных западных и российских танках. Эта гусеница не забивалась грязью, уверенно чувствовала себя в сыпучем и мокром грунте, хорошо "держала" дорогу, обеспечивая небывалую плавность хода. По шоссе танк мог "летать" со скоростью легкового автомобиля - 70 км/час! Хотя, говорят, были лихие ездоки, которые втайне от начальства "ловили кайф" и от более жутких для танка скоростей передвижения. Об уникальных особенностях "летающего" танка можно рассказывать до бесконечности. Танк удивляет даже в мелочах: уникальные опорные катки и поддерживающие ролики с внутренней (!) амортизацией, дистанционно (!) управляемый зенитный пулемет, сгораемая зарядная гильза, эжекционная система охлаждения двигателя... Даже выхлопные газы и те работали на танк - "прибивали" пыль за его кормой в целях маскировки. В модификации Т-64Б танк впервые в отечественном танкостроении получил "длинную руку": способность стрелять управляемыми ракетами через ствол. Комплекс управляемого ракетного вооружения 9К112 "Кобра" способен был "ужалить" противника очень больно и нанести повреждения, говоря языком медиков, несовместимые с жизнью.

Танк Т-64 23 года сходил с конвейера Харьковского завода транспортного машиностроения имени В.Малышева. За это время в дружной "транспортной" семье "газонокосильщиков" под ружье встало более 8 тысяч этих машин в восьми основных модификациях. Все это время секретный Т-64 находился в тени своего меньшего брата - широко известного Т-72, сделанного на основе всего лучшего, что было у "газонокосильщика", и широко экспортировавшегося за рубеж. Даже в авторитетную Книгу рекордов Гиннесса и то вкралась ошибка. Там в разделе "Танки" говорится, что "танком с самым тяжелым вооружением в мире с 1972 года является советский Т-72, оснащенный 125-миллиметровой скорострельной пушкой". Пожалеем и поправим несведущих иностранцев. Этот танк называется Т-64А, и год другой - 1969-й. Что ни говори, а тайны хранить мы умели. Пребывая долгие годы в режиме строжайшей секретности, "газонокосильщик" был своеобразной лабораторией, на базе которой были опробованы многие новшества, впоследствии реализованные в танках Т-72, Т-80, Т-90, Т-84, также прочно вошедшие в мировое танкостроение. И по сей день 4.300 "газонокосильщиков" отнюдь не портят строй в российских танковых частях. Не отказались от них и в Украине. Конечно, годы берут свое и танк стареет. Но есть один показатель, по которому ему до сих пор принадлежит пальма первенства. Ни один зарубежный танк не в состоянии победить Т-64 в одном из специфических видов танковых соревнований - подводном вождении. Особенности конструкции двигателя позволяют танку "гулять" под водой на глубине до 5 метров долго и без всяких ограничений. Движок не только не греется, но и допускает повторный запуск на глубине в случае он заглохнет, что для других двигателей - смертельный номер: гидроудар и - "финита ля комедия"... А Т-64 - настоящий водяной король, "подводная лодка" на гусеницах...

Секретная рота Рукавицына

Возможно, именно наличие огромного количества водных препятствий и стало основной причиной того, что первые "объекты 432" были направлены в Беларусь. Хотя, скорее всего, сыграло роль то обстоятельство, что наша республика по праву считалась самой танковой (по количеству танковых частей с ней не могла сравниться ни одна республика Советского Союза), а 47-я гвардейская Ровенская ордена Ленина, Краснознаменная, ордена Суворова учебная танковая дивизия - знаменитая "учебка "Печи" под Борисовом", которой командовал тогда генерал-майор С.Ахромеев (будущий Маршал Советского Союза), была лучшей в танковых войсках. Именно здесь в 1964 году в обстановке строжайшей секретности, под бдительным недремлющим оком военных контрразведчиков и началась подготовка к освоению нового чудо-танка. Говорят, что свою роль в том, чтобы новые танки попали именно в Печи, сыграл и бывший командующий войсками Белорусского военного округа, а в то время заместитель министра обороны СССР по боевой подготовке генерал армии В.Пеньковский. Право первому в учебной дивизии приступить к освоению "объекта 432" было доверено 178-му Рижскому Краснознаменному полку, которым командовал подполковник Алексей Семиренко (будущий генерал-полковник, первый заместитель командующего войсками КБВО). Первая десятка танков должна была поступить осенью 1964 года в первую учебную роту капитана Геннадия Рукавицына из третьего танкового батальона подполковника Дмитрия Фечина. Особисты, проверив до седьмого колена весь руководящий состав роты, дали "добро" на то, чтобы командирами взводов в отличной роте Рукавицына остались старшие лейтенанты Николай Артемчук, Владимир Ивченко, Файдас Сафиуллин и Виктор Пиксайкин. Старшина роты тоже был один из лучших в "учебке" - Владимир Бондарь. Особая роль в "отряде испытателей" новых танков отводилась спецам-сверхсрочникам из батальона обеспечения учебного процесса, которые должны были в качестве инструкторов обучать будущих танкистов. Одного из таких суперспецов - старшего сержанта сверхсрочной службы Кузнецова, у которого не стеснялись учиться даже генералы, помнят в Печах до сих пор. Дабы лучше и быстрее освоить новый танк, решено было отправить спецов на три месяца прямо на харьковский завод. Там они участвовали и в сборке первых "объектов" на конвейере. Белорусов встретили радушно, беседовал и знакомил с танками сам генеральный...

В начале сентября 1964 года по железной дороге в Печи прибыл вроде бы обычный эшелон: вагоны и 10 платформ, на которых громоздились какие-то огромные деревянные ящики. Никому и в голову не пришло, что ящиками "зашиты" новые танки. Под покровом ночи "объекты" перегнали в парк. Вот тогда-то Печи впервые и услышали этот непонятный свист - звук работающего двигателя танка.

Дивизией тогда командовал гвардии генерал-майор В.Беликов (в будущем генерал армии). С поступлением уже первых танков в 263-й гвардейский Краснознаменный ордена Суворова полк этой дивизии для танкистов начались горячие, беспокойные деньки. Уж очень занозистые оказались у них двигатели. Зампотеху полка гвардии подполковнику Владимиру Кузину эти харьковские дизели стали, что кость в горле. В Полоцке разбили свой постоянный лагерь инженеры-доработчики с завода, а сами двигатели возили на соседний аэродром - самолетами! Благо замена двигателя занимала всего часов восемь, так как он не требовал центровки. Проблема с движками зашла так далеко, что вместе с танком с завода отправляли и запасную часть - новый опломбированный двигатель! Однако процесс перевооружения уже был запущен. Кроме трех полков 37-й дивизии на Т-64 перевооружались еще три полка в 29-й дивизии в Слуцке и один танковый полк в 120-й гвардейской мотострелковой под Минском. Пошли танки и в 41-ю гвардейскую танковую дивизию на Украине, а затем и в другие части. Но тучи над "газонокосильщиками" все сгущались. Потоком шли рекламации из войск: недоработки, частые отказы, сложность и дороговизна эксплуатации... Первый заместитель главкома Сухопутных войск генерал армии Петр Лащенко, который возглавлял технический совет и ведал заказами новых вооружений, предложил создать на основе Т-64 более простую, дешевую и удобную в эксплуатации машину. За это в Нижнем Тагиле взялся Валерий Венедиктов - однокашник по академии одного из главных конструкторов танка Т-64 Николая Шомина. Так появился на свет самый массовый танк конца XX века - Т-72. Он получил другие двигатель, гусеницу, опорные катки, автомат заряжания... Но продолжалось освоение в войсках и танка Т-64. Поворотным в судьбе "газонокосильщиков" в Белоруссии стал 1972 год. Как вспоминает сегодня генерал-майор в отставке Федор Тищенко (в 1966 - 1969 годах заместитель командира 37-й дивизии по техчасти, а с 1972 года - начальник бронетанковой службы Белорусского ВО), в тот памятный год министр обороны СССР маршал А.Гречко поднял по тревоге 37-ю танковую дивизию в Полоцке и приказал ей впервые совершить марш с севера на юг Белоруссии. До этого хаживали обычно с востока на запад. И был в том свой резон: войска Белорусского военного округа - это второй стратегический эшелон, и чтобы поддержать вступивший в дело первый стратегический в Германии, нужна была солидная маршевая подготовка. А марша-то и не получилось - дивизия "рассыпалась": танки, как корчи, торчали без движения на обочинах дорог по всему маршруту. Отказы двигателя, большой расход масла, проблемы с пунктами заправки... Задачу не выполнили. Запахло крутым маршальским гневом... Командующий округом генерал Третьяк с подготовленным Тищенко докладом о недостатках "шестьдесятчетверок" стремглав бросился в Москву: дайте другие танки. Выслушали, поверили и дали. Новые Т-72 стали поступать сначала для испытаний, а затем и на вооружение в Белоруссию начиная с 1973 года. Генерал-майора Тищенко за внедрение танка Т-72 удостоили ордена Ленина. А в 1973 году в Москве маршал И.Якубовский проводил техническую конференцию по танкам Т-64 и Т-72, где и собирались окончательно похоронить "газонокосильщик". Перед полковником Тищенко поставили задачу: выступить с докладом и разгромить Т-64 в пух и прах. Он этого делать не стал, лишь отметил имеющиеся недостатки - и все. Как чувствовал, что "певчая птица" окончательно свои крылья еще не сложила. Грянул апрель 1976 года - министром обороны СССР стал Д.Устинов, который всегда патронировал "шестьдесятчетверку" и считал Т-72 шагом назад в советском танкостроении. Ох и досталось на орехи всем "могильщикам" танка Т-64! В частности, был отправлен в "райскую группу" - группу генеральных инспекторов (читай - в отставку) и генерал армии П.Лащенко...

В 1976 году впервые пошел поток "газонокосильщиков" в Группу советских войск в Германии, полноводными ручейками потекли они и по танковым частям на Украине, где на Яворовском полигоне однажды взметал пыль траками Т-64Б и автор этих строк.

А что до секретов "газонокосильщика", то тайну его брони "проел" не кумулятивный снаряд западной пушки, а Ее Величество немецкая марка. В последние месяцы существования Западной группы войск, когда за бесценок распродавалось все и вся и вдруг стали появляться "политические" беженцы среди солдат и офицеров умиравшей на глазах всего мира доблестной Советской Армии, "сдали" за валюту не только Т-64, но и более новый Т-80. Особо "отличился" командир танкового полка подполковник М.Колесников, который сбежал к сладкой немецкой марке, прихватив с собой даже несколько танковых снарядов и ракет.

Автор публикации: Николай КАЧУК

http://sb.by/post/17211/
Tags: Т-64
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Comments for this post were disabled by the author