andrei_bt (andrei_bt) wrote,
andrei_bt
andrei_bt

Category:

«КОБРЫ» СТЕРЕГУТ СТРАНУ СОВЕТОВ (ч. 2)




В состав танковых средств входили аппаратура 9С461 («Град» танковый, наземный — ГТН) системы полуавтоматического управления с передачей команд управления по радиолинии миллиметрового диапазона с применение пяти литер и двух кодов и модулированной световой линией обратной связи, дневной квантовый (лазерный) прицел-прибор слежения со стабилизированным полем зрения 1Г21М, электромеханический баллистический вычислитель с автоматическим вводом параметров 1В59, блок цепей управления 9В387, преобразователь ПО-900. Общий объем аппаратуры составлял 144 дм3. В связи с возросшим энергопотреблением ранее устанавливавшийся на танке стартер генератор СГ-10 заменили на СГ-18, подняв вырабатываемую мощность с 10 кВт до, как нетрудно догадаться, 18 кВт.
Орудие можно было зарядить ракетой только через механизм заряжания, так что теоретически танк мог идти в бой с 28 «Кобрами». Но на практике нормой считалась загрузка в боекомплект шести ракет.
Эксплуатация управляемого вооружения обеспечивалась с использованием контрольно-проверочных машин 9В862 (для работ с ракетой) и 9В863 (для обслуживания аппаратуры комплекса), а также тренажера 9Ф68М.
Предусматривался выпуск модификации Т-64Б без комплекса «Кобра» (Т-64Б-1), стоимость которого была на 18% ниже ракетного варианта, но на 40% превышала соответствующий показатель Т-64А, в основном из-за дорогостоящей системы управления огнем 1АЗЗ и более совершенной системы бронирования. Танк Т-64Б получил также кодовое наименование «Сосна».
Правительственное постановление ставило задачи в 1977 гг. провести работы по совершенствованию комплекса в части повышения бронебойного действия боевой части и уменьшения влияния пыледымового облака, а также по внедрению комплекса «Кобра» на танк Т-80.
Первое направление определило на предстоящие полтора десятилетия основные направления совершенствования создаваемого КБТМ танкового управляемого вооружения, а второе было реализовано буквально за пару лет. Уже в 1977 г. танк Т-80 с комплексом управляемого реактивного вооружения «Кобра» с улучшенной системой управления огнем «Обь», разрабатывавшийся по теме «Совершенствование», был предъявлен на испытания. Так как практически все «шишки» уже были набиты при отработке «Кобры» на Т-64А, испытания этого комплекса на Т-80 прошли быстро и безболезненно.
Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 6 июня 1978 г. на вооружение принимался танк Т-80 с ракетно-пушечным вооружением с присвоением ему шифра Т-80Б, определились тактико-технические характеристики вооружения, отличающиеся от принятых для Т-64Б значением минимальной дальности (1000м), а также несколько иным составом танковых средств, в частности, применением танковой аппаратуры управления в модификации 9С461-1, более совершенного квантового прицела-дальномера прибора слежения 1Г42 со стабилизацией поля зрения в двух плоскостях и панкратическим увеличением (регулируемым от 3,9 до 9 крат), электрогидравлического двухплоскостного стабилизатора пушки 2Э26М, электронного баллистического вычислителя 1В517 с автоматическим вводом поправок.
Перечисленные танковые средства входили в усовершенствованную систему управления огнем «Обь», разрабатывавшуюся по приказу Министерства оборонной промышленности от 17 августа 1973 г. и впервые испытанную совместно с комплексом «Кобра» не на Т-80, а на «объекте 447» (варианте Т-64А). Эскизный проект танка Т-64А-2М, воплотившего в себе всю совокупность наработанных танкостроителями новшеств, в том числе как по управляемому, так и по обычному артиллерийскому вооружению, был выпущен в 1973г. под непосредственным руководством Н.А. Шомина, будущего главного конструктора, а в то время первого заместителя А.А. Морозова. В 1975 г. на заводе в Харькове были собраны танки №56,57 и 58. Еще два (№59 и 60) задержались в производстве из-за отсутствия комплектующих. Готовые машины в 1976 г. поступили на испытания, успешно завершившиеся в следующем году. В дальнейшем отработанная на этих танках и принятая для Т-80Б комплектация танкового оборудования внедрялась и на машины семейства Т-64Б («объект 447А»).
Еще до принятия Т-80Б на вооружение в соответствии с постановлением партии и правительства от 21 апреля 1978г. разработчики «Кобры» были удостоены одной из высших наград Родины — Ленинской премии.
В целом ракета и комплекс расценивались как вполне удачные, и дальнейшее совершенствование вначале велось в основном в направлении повышения бронепробиваемости боевой части. Уже в 1977 г. успешно испытали дюжину ракет 9М112М и две 9М112М2, на которых предусматривалось увеличить бронепробиваемость на 20 и 40% соответственно. В следующем году испытания 9М112М завершились, и с конца 1979 г. она поступила в серийное производство
В 1977 г. в серийное производство был направлен газорассекатель, служащий для снижения загазованности боевого отделения танка. Испытывался и дульный насадок, сконструированный в расчете на уменьшение пылеобразования.
Совершенствование ракеты велось и в направлении снижения трудоемкости ее производства, в частности, изучался переход на одноканальную схему органов управления по типу «Малютки». Применение этой схемы обеспечивалось тем, что, в отличие от «Фаланги», «Кобра» не стабилизировалась по крену, а вращалась в полете со скоростью 10 оборотов в секунду, что достигалось установкой консолей крыльев под небольшим утлом к плоскости, проходящей через продольную ось ракеты. В 1978—1979 гг. прошли успешные испытания одноканального варианта ракеты, но в серийное производство его не передавали.
В 1979 г. в Гороховце были проведены с положительными результатами стрельбы в ночных условиях, а также испытания по применению «Кобры» против вертолетов. Удачные ночные пуски на дальность до 4 км обеспечивались использованием двух-трех 120-мм осветительных мин, выстреливаемых с интервалом 4—8 с.
«Кобры» могли успешно применяться и по воздушным целям, но для этого требовалось своевременное получение внешнего целеуказания. Так, для поражения на удалении 4 км вертолета, летящего со скоростью до 300 км/ч на высоте до 500 м, соответствующее целеуказание должно было поступить уже при его приближении на дистанцию 5 км.
Велось конструирование варианта 9М112М2 с боевой частью с бронепробиваемостью, увеличенной на 40% по сравнению с исходным образцом. Летная отработка этой ракеты проходила в 1983 г. Еще через пару лет была создана ракета, получившая к тому времени наименование 9М124. Ее бронепробиваемостъ в 1,8 раза превышала соответствующий показатель первой принятой на вооружение «Кобры».

К началу 1980-х гг, устарела и снималась с производства элементная база, на которой была выполнена бортовая и танковая аппаратура «Кобры». В соответствии с решением ВПК от 10 октября 1979 г. началась разработка комплекса 9К117 «Агона», для которого предполагалось создание новой ракеты и усовершенствованного прицела при унифицированной аппаратуре. Начиная с 1980 г. отрабатывались новая боевая часть, двигатель, лампы. Тогда же был выпущен технический проект комплекса. С разработчиками бронеобъектов было согласовано размещение аппаратуры комплекса 9К117 на танках Т-64Б и Т-80Б. Изменились и характеристики ракеты: немного выросла скорость, а стартовый вес увеличился на 0,4 кг.
Государственные испытания «Агоны» на Т-64Б и Т-80 начались 14 декабря 1982 г. При этом подтвердилась работоспособность системы управления на новой элементной базе. Через два года они успешно завершились, но еще долгое время не удавалось организовать серийное производство новых систем, контрольно-проверочной машины и 9В931, контрольно-проверочной аппаратуры.
Еще с начала 1970-х гг. неоднократно рассматривалась возможность оснащения комплексом «Кобра» танка Т-72, который отличался от Т-64 и Т-80 применением вместо харьковского механизма заряжания типа «корзина» менее пожароопасного (из-за отсутствия гидравлики) автомата заряжания типа «карусель» (с горизонтальным размещением в кассетах как снарядов, так и гильз с зарядами), разработанного в КБ Уралвагонзавода. При этом досылка сначала снаряда, а затем и заряда в камору пушки производилась двумя последовательными движениями механизма, энергии которых не хватало для срабатывания устройства автоматизированной стыковки ракеты 9М112. В середине 1970-х гг. применение «Кобры» на Т-72 признали нецелесообразным из-за большого объема доработок автомата заряжания этого танка.
Однако к концу десятилетия стало ясно, что именно Т-72 становится наиболее массовым из советских танков второго поколения, так что задача оснащения его комплексом управляемого вооружения приобрела особую актуальность.
В 1980 г. развернулись работы по универсальному комплексу 9К112-1 (тема «Кобра-У»), обеспечивающему его использование как на Т-64Б, так и на вновь разрабатываемой «ракетной» модификации Т-72. Были согласованы тактико-технические требования, выполнена доработка макетных образцов для отработки стыковки модифицированной ракеты 9М112М в различных устройствах заряжания, проведена увязка аппаратуры комплекса с обоими типами танков. К концу 1981 г. опытный Т-72Ас комплексом «Кобра-У» и системой управления огнем «Обь» 1АЗЗ был подготовлен к заводским испытаниям. При установке «Кобры-У» в танке Т-72 его характеристики практически не изменились, хотя вес танка и увеличился на 350 кг. К достоинствам «Кобры-У» в сравнении с другими комплексами можно было отнести и применение для техобслуживания серийных хорошо отработанных средств, а также возможность обучения наводчиков на имеющихся в войсках тренажерах. Однако установка комплекса «Кобра-У» оказалась возможной только на вновь выпускаемых танках: всетаки требовалась доработка автомата заряжания,
В конце 1982 г. начались заводские испытания танка с «Коброй-У», завершенные в 1983 г. постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 27 ноября 1984 г. Комплекс «Кобра-У» был принят на вооружение.
Однако фактически танки семейства Т-72 оснащались иным комплексом управляемого вооружения -9К120 «Свирь», разработанным тульским КБП в более поздние сроки. Принятая в комплексе «Свирь» схема наведения с телеориентированием ракеты в лазерном луче считалась более помехоустойчивой, чем примененная в «Кобре» радиокомандная схема с автоматическим слежением за ракетой по световому источнику. Кроме того, не требовалась доработка автомата заряжания. Это определило выбор в пользу изделия тульского КБП, несмотря на то что его разработка в те годы еще не обеспечивала возможность стрельбы в движении. Показательно и то, что усовершенствованным вариантом «Свири» — комплексом «Рефлекс» с той же тульской ракетой — оснащались и последние модификации «восьмидесятки» (Т-80У и Т-80УД), хотя эти танки несли механизм заряжания харьковского образца и в более ранних версиях вооружались «Коброй».
После первого весьма успешного использования динамической защиты на израильских танках в ходе боевых действий в Ливане в 1982 г. перед всеми отечественными разработчиками противотанкового и танкового управляемого вооружения была поставлена срочная задача создания средств пробития брони, прикрытой подобной защитой. В 1984 г. началась разработка для комплекса «Кобра» («Агона») ракеты 9М128. В 1985 г. был подготовлен технический проект, разработана техническая документация, а через год комплекс поступил на государственные испытания. После их успешного завершения ракета, впервые в отечественном ракетостроении оснащенная тандемной боевой частью и обеспечивающая бронепробиваемость 650 мм, несмотря на наличие на танке-цели динамической защиты, была принята на вооружение в 1988 г.
В 1989 г. состоялась первая публичная демонстрация комплекса семейства «Кобры» на международной выставке в Малайзии. Однако к этому времени данные ракетные комплексы на новых отечественных танках уступали место более «молодым» разработкам КБП. Вскоре последовал распад СССР, обвальное сокращение объема военной продукции, прекращение ряда перспективных НИР и ОКР...
Тем не менее значение «Кобры» и ее модификаций в истории ракетной и танковой техники велико. Она стала первым в мире доведенным до принятия на вооружение комплексом управляемого ракетного вооружения основного танка. Все ранее создававшиеся образцы танкового ракетного вооружения, включая серийно выпускавшиеся отечественный «Дракон» и американский «Шилейла», все-таки были скорее противотанковыми комплексами, предназначенными для вооружения фактически не танков, а специальных боевых машин, отличавшихся от других подобных средств обороны только мощным бронированием и способностью вести огонь с ходу. При этом не столь важно, использоваласьли для пуска ракеты типичная пусковая установка по типу пехотного противотанкового комплекса, как на советском ИТ-1, или она была замаскирована под 155-мм орудие, практически не способное ни к чему иному, кроме пуска ракеты, как это сделали американцы на М60А2 и М551 «Шеридан».
В течение десятилетия «Кобра» была единственным в мире полноценным танковым ракетным комплексом. На ней наши танкисты осваивали ракетное оружие как в части тактики, так и эксплуатации. В ходе многочисленных учений определялись основные принципы боевого применения этого оружия, подтверждалась действительная необходимость его внедрения в армию. Последнее представлялось далеко не самоочевидным, в особенности с учетом специфики метеоусловий, рельефа, растительности и характера застройки на центрально-европейском театре военных действий, которые существенно ограничивали реальную дальность применения оружия. Тем не менее все последующие работы по совершенствованию отечественных танков предусматривали создание для них управляемого вооружения.
Не вполне гладко проходил и процесс внедрения ракетного оружия в организационно-эксплуатационном отношении. Подобное оружие, требующее бережного обращения, систематического проведения регламентных проверок с привлечением специальных машин, длительных тренировок операторов на тренажерах, уже было освоено Сухопутными войсками в частях и подразделениях, обеспечивающих противовоздушную и противотанковую оборону, применение тактических и оперативно-тактических ракет, но не танкистами. В частности, танковая аппаратура нуждалась в проведении несколько раз в год регламентных работе тренировкой магнетрона, которая могла проводиться только высококвалифицированными офицерами. Да и в целом танки семейства Т-64 отличались повышенной сложностью и, похорошему, уже требовали формирования экипажей в основном из профессиональных военнослужащих, так как это было принято для летного состава авиации.
Разумеется, на техническом облике «Кобры» сказались ограниченные возможности отечественной техники середины 1960-х гг., что и определило использование радиокомандного наведения с аппаратурой, не безопасной по воздействию СВЧ-излучения как для своей пехоты в зоне впереди башни на дальности до 100 м, так и для самого экипажа в случае поломки волновода. Кроме того, эта аппаратура характеризовалась значительным временем выхода на режим магнетрона при приведении комплекса в боевую готовность. Не вполне отвечала требованиям помехозащищенности и аппаратура автоматического слежения за ракетой по световому источнику.
Но надо отметить ряд явных достижений конструкторов КБТМ, в частности, полное заполнение всего объема, выделенного под выстрел раздельного заряжания, элементами ракеты и метательного заряда, что обеспечило предпосылки для дополнительного наращивания ее боевых возможностей, разработку надежного устройства автоматической стыковки отсеков ракеты при заряжении орудия.
Помимо двукратного превосходства по дальности ведения огня и многократного — по вероятности попадания в цель комплекс «Кобра» обладал еще рядом преимуществ по сравнению с неуправляемым вооружением танка. Ракета превосходила все неуправляемые противотанковые снаряды того времени по бронепробиваемости. Кроме того, пуск ракеты производился достаточно скрытно. Несмотря на все упомянутые проблемы с пылеобразованием, существенно притормозившие процесс создания «Кобры», из-за малой величины вышибного заряда демаскирующий эффект при пуске ракеты был мизерным в сравнении с выстрелом обычным снарядом.
По скорострельности 2—3 пуска в минуту «Кобра» вдвое уступала обычным снарядам, в основном из-за большой продолжительности полета ракеты до цели, расположенной на практически недоступной для других боеприпасов дальности. Но лучшие армейские наводчики сумели повысить скорострельность комплекса даже по сравнению с установленной величиной. Они стали осуществлять пуск ракеты, прицелившись «на глазок», а уже потом точно выводили марку прицела на цель в процессе полета ракеты — времени хватало!
Как уже отмечалось, в силу ряда субъективных и объективных факторов на отечественных танках разработки конца 1980-х гг. «прописались» только более «молодые» комплексы, созданные в тульском КБП.
Как говорится, нет пророка в своем отечестве, но...
Отечество наше после 1991 г. претерпело колоссальные изменения. Традиционно скрытая внутренняя конкуренция Харьковского конструкторского бюро машиностроения им. Малышева с остальными советскими разработчиками танков приобрела открытый и межгосударственный характер. В условиях острой борьбы за заказы потенциальных покупателей танков харьковского завода украинцы оказались заинтересованы в создании собственного образца управляемого ракетного оружия, что исключило бы их зависимость от российских конструкторов и производителей, крайне нежелательную с учетом нестабильности политических взаимоотношений между бывшими республиками СССР, а также явной противоречивости экономических интересов российских и украинских танкостроителей.
Такая танковая ракета с лазерным управлением была создана с использованием ряда технических решений от «Кобры». Судя по публикации в «Независимом военном обозрении» №14 (284) за 2002 г., новая ракета с дальностью до 5 км, получившая наименование «Комбат», выпускается с 1999 г. и экспортируется в Пакистан для вооружения поставляемых в эту страну украинских танков Т-84 — развития выпускавшихся в Харькове Т-80УД (дизельных версий Т-80).
Так что, несмотря на солидный возраст «Кобры», разработка которой началась четыре десятилетия назад, она по-прежнему может дать вполне жизнеспособное потомство. Полезно и Российским Вооруженным Силам учесть положительный украинский опыт, используя колоссальный научнотехнический задел, накопленный КБТМ, и не допуская монополизма в разработке вооружения, способствующего, как учит история многих оборонных отраслей, проявлению застоя в их развитии и диктату разработчика в отношении Заказчика.


Tags: КУВ, Т-64, Т-80
Subscribe

promo andrei_bt октябрь 25, 2018 19:47 87
Buy for 50 tokens
Один из самых необычных и принципиально новых проектов в истории танкостроения. Компоновка, обеспечивающая не имеющие аналогов уровни защиты экипажа, подвижности и огневой мощи: - защита экипажа с уровнем, эквивалентным ~2000 и ~4500 от БПС и КС, 200 и 600 с верхней полусферы; - 32…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments