andrei_bt (andrei_bt) wrote,
andrei_bt
andrei_bt

Category:

Любопытный эпизод времен Пакистанского контракта

Немного не такой уж давней истории. Из книги М. Д. Борисюка «Броня крепка». Рассказывается о сравнительных испытаниях харьковского и китайского танков. 45 минутное видео с эпизодами испытаний внизу.


Вы говорили о показе танков, о котором договари­вался тот любезный генерал. Как прошло мероприятие?
Показ и демонстрация характеристик нашего тан­ка прошли для нас успеш­но. Мы показали наши пре­имущества в сравнении с китайским танком Т-85. Хотя официальные результаты испытания танка Т-85 от нас скрывали, у меня, благодаря все тому же генералу, все от­веты на вопросы были. А он, надо сказать, нашу команду очень уважал. Так, после де­монстрации, когда всех на­ших провели на обед, он меня тихонько оставил, и я вместе с ним посмотрел демонстра­цию китайского танка.
Общая ситуация после демонстрационных показов выглядела таким образом: военным специалистам Па­кистана, которые прово­дили испытания, наш танк стал нравиться все больше и больше. По сравнению с китайским проектом наша машина завоевывала все больше доверия. Некото­рые офицеры пакистанской армии уже прямо говорили о преимуществах Т-80УД. С другой стороны, китайцы постоянно искали в нашем тан­ке какие-нибудь недостатки. Естественно, с целью пока­зать пакистанской стороне преимущества своего Т-85. Особенно запомнился один случай. Китайцы считали серьезным преимуществом своего танка тот факт, что Т-85 на три с половиной тон­ны легче Т-80УД. Наш танк весил 48 тонн, плюс-минус какие-то килограммы. А их танк меньше 45 тонн был. Поэтому они доказывали па­кистанской стороне, что наш танк не сможет преодолевать заболоченные участки, что он обязательно в болоте утонет. Откровенно говоря, в приграничных районах с Индией в этой пустыне Тар никаких болот не было. Но китайцы настойчиво требо­вали обязательно провести такие сравнительные испы­тания. Надеялись, что они тут докажут свое превосход­ство. И тот майор, который отвечал за мобильные ха­рактеристики закупаемых танков, был ужасно зол из-за новой, дополнительной задачи. А в разговоре со мной он даже выпалил, что найдет проклятое болото, и утопит этот китайский танк.

Ого, у Украины уже тогда были лоббисты в паки­станской армии?

Конечно! Ведь это им же танк потом эксплуати­ровать. На уровне военных мы сразу нашли поддержку, потому что им — не до поли­тики. Кстати, многое сделал для этого один из членов нашей команды, начальник отдела полевых испытаний Алексей Дмитриевич Слюса- ренко. Он очень умело, по­рой прямо таки виртуозно указывал на преимущества наших машин, мастерски затевал споры и дискуссии, и пакистанцы хорошо виде­ли, что наш танк лучше. А тот майор вообще был неверо­ятно зол на китайцев, — ему пришлось мотаться по Па­кистану трое суток. Приехал он вечером, весь грязный, пыльный и уставший. И го­ворит:  «Господин генерал, я нашел болото». Я ему, ко­нечно, ответил: «Лучше бы ты его не нашел, конечно». Потому что настроение было мрачноватое — дело очень нешуточное. Через перевод­чика этот майор дал нам до­скональную характеристику этого болота, описал в де­талях, что и как. Дистанция форсирования болотистого участка составляла 100 ме­тров. Глубина самого болота достигала, по свидетельству пакистанского офицера, четырех-пяти метров. Он за­верил, что человек может по болоту проходить, но танк — большой вопрос. Эта ряса вся, корневая система, все сплошное болотистое меси­во составляло около полме­тра, а дальше — сплошная вода. И эти 50 сантиметров выдержат или не выдержат танк, нас, конечно, ужасно беспокоило. Китайцы счита­ют, что их танк выдержат, а наш не выдержат. Мы в этих условиях решили вниматель­но изучить болото, благо у нас были сутки на подготов­ку. Мы отыскали тростнико­вую рощу, нашли, где растет высокий тростник. Наруби­ли тростника, заготовили из него шестиметровые шесты, которые и взяли с собой. И поднялись еще ночью, по­скольку нам следовало еще 200 километров преодолеть по пустыне до этого болота. А нам надо было во что бы то ни стало раньше китайцев на место попасть, чтобы испы­тать этот заболоченный уча­сток. Так и случилось — нам удалось опередить конку­рентов минут, кажется, на со­рок, и эти минуты оказались чрезвычайно важны. Как только мы туда приехали, я тотчас дал команду делать этими шестами промеры глу­бины болота. И нам удалось все отлично промерить — там выяснился интересный такой нюанс. Так, возвышен­ность, где мы стали на исход­ный рубеж, переходила по­том в заболоченный участок длинной метров сто. А потом там какой-то раньше был бор, там даже стоял дом, но он был разрушен, и остался какой-то фундамент. А вот после него, согласно нашим исследованиям, яма оказа­лась еще глубже, чем это бо­лото. Если тут мы намеряли до четырех метров глубины, то там шестиметровый шест у нас ушел полностью, и даже его не достали. Какая-то там была гигантская воронка, к тому же выглядела она, как западня. И мы тогда пере­местились левее от этого ме­ста, как бы освободили его. Просчитали, что вот здесь мы заходим, там выходим, там, на пригорке, развора­чиваемся и идем назад. По условиям испытаний следо­вало по одной и той же колее танку пройти десять раз.

Чтобы обозначить про­хождение танкового подраз­деления?

 Это значит, что при форсировании заболоченно­го участка в колонне должна пройти по одному, разведан­ному и обозначенному марш­руту танковая рота, в которой как раз десять машин. Пото­му нам для прохождения еще следовало разворачиваться. Так вот, китайцы пребывали в уверенности, что их танк лег­че. И, как бы сказать, из-за этой уверенности особенно не переживали. Когда они по­дошли, то просто стали правее метров на 15 - 20, по странно­му стечению обстоятельств, как раз напротив того, самого глубокого места. И испытания начались, оба танка шли с от­крытыми люками — на вся­кий случай. Вначале все было нормально: оба танка вышли, а рубеж и пошли спокойно, а пройдя заболоченный уча­сток, без проблем разверну­лись. И точно так же прошли назад. Но после первого про­хода наш танк сильно просел. Я скажу, что сердце у меня за­билось до предела — мы все очень переживали. Пожалуй, это был критический момент всей нашей пакистанской эпопеи.

Опасность, что танк провалится, все-таки была? Реальная опасность?

 Конечно. И если бы это случилось, неизвестно, чем бы закончились перегоны. И неизвестно, был бы судьбо­носный контракт подписан. Но мы тогда, в тот решающий момент о контракте не дума­ли. Переживали больше за момент: «Хоть бы прошел!» Думали о танке — нашем об­щем детище, — и его даль­нейшей судьбе. Естествен­но, и за экипаж переживали. Еще большая надежда была на нашего опытнейшего ме­ханика-водителя Вячеслава Павловича Линицкого, кото­рый много раз и до и после этого необычного испытания демонстрировал небывалую выдержку и подлинный та­лант при вождении танка в экстремальных условиях. И надо сказать, он нас не под­вел.
Хотя мы виду не подава­ли, но очень расстроились, когда обнаружилось, что по­сле первого круга наш танк просел много больше китай­ского. Сердцебиение у нас возросло. Все время находи­лись в напряжении. И вдруг приходит сообщение, что после четырёх проходов при развороте на 180 градусов китайский танк утонул. Мы то место выбирали для раз­ворота очень тщательно - в этот момент ведь нагрузка на грунт резко возрастает. А наши конкуренты просто визуально определяли, где разворачиваться.
Вообще, повороты — са­мое опасное место в этом состязании. Дело в том, что когда танк идёт по прямой, он использует всю площадь опоры под двумя гусеница­ми. Я скажу, когда наш танк просел, стал частично опи­раться ещё и днищем, мы опасались, чтобы он не на­чал буксовать. Если начнёт буксовать, то он тогда про­валивается вместе со всей этой массой, которая под днищем. Поэтому механику-водителю приказано было строго-настрого ни в коем случае не малей­шего изменения оборотов во время движения. И са­мое главное, что как раз во время разворота танка усилие и, соответственно, нагрузка перекладывается с одной гусеницы на вто­рую. Тормозящая гусеница давит на грунт больше, чем забегающая.

А люди спаслись хоть?

 Экипаж успел, как го­вориться, десантироваться. Но танк провалился так, что из болота торчала только пушка. Я скажу: удручающее зрелище. Говорили, что ко­мандир и механик пулей вы­скочили - успели спастись. Кстати, попытки китайских специалистов самостоятель­но вытащить танк тягачом не увенчались успехом. А когда мы завершили это нервное испытание с десятикратным прохождением — все снима­ли на видеокамеру, чтобы за­фиксировать документально нашу победу, — китайцы нас прямо попросили о помощи.

А Т-80УД все-таки де­сять раз прошёл?

 Да, наш танк, как и договаривались, прошёл по одной колее десять раз. Мы поставили танк на сухой пригорок и пошли смотреть китайский танк, его состо­яние. А мы, надо сказать, к прохождению заболоченно­го участка в Украине гото­вились, так что все специ­альные приспособления, полиспасты, тросы, специ­альный инструмент взяли с собой. После осмотра я дал команду готовить имеюще­еся у нас эвакуационные приспособления. Но, попро­сил пакистанскую сторону, чтобы весь процесс эвакуа­ции китайского танка нашим танком был тоже заснят на пленку — для доклада выс­шему командованию. В это время прибыл пакистанский генерал — ему, видимо, со­общили о чрезвычайном происшествии. Но я скажу, мы в течение часа сумели вытащить своим танком из болота китайский Т-85. Ко­нечно, это была победа. Без­оговорочная.

Это трудная инженер­ная задача? Как в сказке — из «болота тащить бегемо­та»?

 Нелегка, откровенно говоря. Но там была еще полуразрушенная бетонная стена. Мы за неё тросами це­плялись. А потом при помо­щи полиспаста усилили свои тяговые возможности в не­сколько раз, по сравнению с тем, что может развить не­ посредственно танк. Снача­ла мы танк приподняли не­множко, подтянув переднюю часть, а потом уже за крюки зацепили нормально.

Выходит, команда ХКБМ дважды «на коне» ока­залась?

Пакистанцы это призна­ли. И китайцы это признали. Можно сказать, что это была некая украинская хи­трость такая, которая побе­дила такую прямолинейную лихость? Хотя китайцев тоже считают хитрыми.
Ну, здесь хитростей никаких не было. Была пред­усмотрительность. Присут­ствовала наша серьезность ко всем видам испытаний. И особенно к тем, где нас могут ждать неприятности. Мы же знали, что наш танк тяжелее. Мы, если честно, этого вида испытания очень боялись. Поэтому мы предусмотрели все, что только можно было предусмотреть.
А шли туда, к болоту, на двух танках или на одном?
Нет, туда по одному танку только - это было определено. Танки перевоз­или на специальных трейле­рах.
После такого впору было завершить все пере­гоны и объявить украинский танк победителем.

Не все так просто. Ведь пакистанцы хотели больше выяснить деталей о нашей машине. Мы их к технике по-прежнему глубоко не допу­скали. Один случай во время стрельб ночью мне особенно запомнился.
Китайские специалисты уже начали на своем танке Т-85 устанавливать тепловизионные ночные приборы и доказывать пакистанской стороне, что наш танк ночью плохо видит и не так эффек­тивно стреляет в ночных ус­ловиях, как их машина. Па­кистанская сторона решила на практике проверить эти данные, причем не совсем прямым путем, а подполь­но, без нашего присутствия.

Испытания ОБТ Т-80УД в Пакистане







Tags: Китай, Т-80УД
Subscribe

Posts from This Journal “Т-80УД” Tag

promo andrei_bt october 25, 2018 19:47 82
Buy for 50 tokens
Один из самых необычных и принципиально новых проектов в истории танкостроения. Компоновка, обеспечивающая не имеющие аналогов уровни защиты экипажа, подвижности и огневой мощи: - защита экипажа с уровнем, эквивалентным ~2000 и ~4500 от БПС и КС, 200 и 600 с верхней полусферы; - 32…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 36 comments