andrei_bt (andrei_bt) wrote,
andrei_bt
andrei_bt

Category:

КАКИМ ДОЛЖЕН БЫТЬ ИСПЫТАТЕЛЬ ТАНКА

Материал известного испытателя танков (БТ, Т-34 и пр). Рассказано об особенностях работы, постоянные пожары ,ЧП и прочее.
Но, конечно, материал 70-х годов. Ничего точно не указано.


Прыжок в исполнении Кульчицкого

КАКИМ ДОЛЖЕН БЫТЬ ИСПЫТАТЕЛЬ ТАНКА
(записки испытателя)
Е. А. КУЛЬЧИЦКИЙ
ВБТТ 1971. №5

    Прежде всего надо уточнить, о каком испыта­теле пойдет речь.
Говоря об испытателе и его работе, я имею в виду прежде всего испытания, которые проводил служа в Советской Армии: на научно-испытатель­ном инженерном полигоне Военно-технического управления в должностях:       инженера, старшего
инженера и начальника лаборатории механическо­го транспорта; на научно-испытательном автобронетанковом полигоне — начальником автоброневой и танковой станций, помощником и начальником испытательного отдела полигона; в Главном бро­нетанковом управлении Красной Армии — замести­телем начальника танкового управления по опыт­ным работам, а также в гражданском ведомстве— в Министерстве транспортного машиностроения СССР в должности главного испытателя.
В 1927 г. я начал эту интересную работу с ис­пытаний мотоциклов, специальных машин повы­шенной проходимости, автомобилей, тракторов, автогрейдеров, аэросаней, а затем перешел к испы­таниям бронеавтомобилей и танков.
Параллельно с испытательной работой я увле­кался и участвовал в мото- и автопробегах, гонках и спартакиадах, которые были организованы в Со­ветской Армии, в ДОСААФ.
В зависимости от занимаемой должности и при­обретенного опыта я испытывал вначале отдельные механизмы и агрегаты, затем отдельные машины, группы машин, участвовал в работе специальных испытательных комиссий и в последнее время испытывал танки в качестве заместителя предсе­дателя и председателя министерских, междуведом­ственных и государственных комиссий.
Работа испытателя очень интересная, увлека­тельная и благодарная. Он связан с большим ко­личеством людей, специалистами различных про­филей, со всеми, кто проектировал и строил маши­ну. Испытатель участвует в составлении тактико­технических требований или технического задания на проектирование опытного образца. К этому он должен готовить себя заранее.
При испытаниях различных машин ему надо вести журнал, в который кратко заносить все ос­новные впечатления и свои пожелания относитель­но будущей машины, вытекающие из результатов испытаний разных машин (по двигателю, транс­миссии, ходовой части и т. д.). Таким образом, у испытателя всегда должно быть свое мнение, как бы свои тактико-технические требования к каж­дому типу машин. Эти требования могут меняться в зависимости от результатов испытаний, изучения и анализа дополнительных материалов и сведений.
   Участвуя в составлении тактико-технических требований или технического задания на опреде­ленный тип машины, испытатель докладывает свое мнение, которое учитывается и обсуждается конст­рукторами, военными, производственниками и дру­гими специалистами. Утвержденные общие такти­ко-технические требования всегда дадут что-то но­вое для испытателя, и он должен сделать соответ­ствующие записи в своем рабочем журнале.
Испытания опытного образца проводятся по ут­вержденной программе, в составлении которой ис­пытатель также должен принимать участие в каче­стве знающего и авторитетного специалиста.
Постепенно в работу по созданию опытных образцов включается все больше и больше людей различных специальностей. В отношениях с завод­скими работниками испытатель должен быть вы­держанным, аккуратным и честным, постоянно помня, что они выполняют очень трудную и необ­ходимую работу, он должен приложить максимум усилий, чтобы установить деловой контакт прежде всего с работниками опытного, сборочного и сда­точного цехов, ОТК, военной приемки, конструк­торского бюро. Испытателю надо добиться их до­верия, всячески помогать им, всегда прислуши­ваться к их мнению и предоставлять им возмож­ность больше участвовать в испытаниях. Чем луч­ше будут отношения и чем большим авторитетом у них будет пользоваться испытатель, тем легче ему будет проводить испытания.
    Участвуя в работе по созданию новых машин, общаясь с большим коллективом высококвалифи­цированных специалистов различных направлений, испытатель получает огромное удовлетворение, расширяя свой кругозор и приобретая все больший опыт.
Когда испытатель хоть один раз это удовлетво­рение прочувствует, да если ему еще окажут честь и дадут первому вдохнуть жизнь в мертвую до не­го машину и выехать на ней из цеха на испытания, он будет работать не щадя своих сил и использует все возможности, чтобы как можно больше при­нести пользы в этой большой, ответственной и по­четной работе. А если испытатель этих ощущений не заметит и такого вывода не сделает, значит хорошим испытателем он не будет — чего-то не дано.
Профессия испытателя очень сложная. Работа его требует высокой физической выносливости, потому что танк (или другая машина) должен испытываться в самых тяжелых и сложных усло­виях. Чем тяжелей условия работы для машины, тем тяжелей они и для испытателя.
      Он должен определить предел возможностей испытываемой машины, помня, однако, что ему никто не простит, если он ее безграмотно сломает, предъявляя требования выше ее конструктивных возможностей.
Испытания должны проводиться в любую по­году, в любое время суток, в любое время года и всегда на максимально возможных скоростях дви­жения, с безостановочными пробегами на запас хода (полный расход топлива), в боевом положе­нии и т. д.
Испытатель должен любить свою работу и по­стоянно повышать свои знания, обладать особой собранностью, быстрой реакцией, быть смелым и решительным, иметь крепкие нервы, быть хорошим организатором и помнить, что его работа сопря­жена с риском.
Самый серьезный риск — ошибиться в оценке машины при испытаниях и даче заключения.
Дать путевку в жизнь неполноценной машине — это означает в лучшем случае большие неприятно­сти при запуске ее в серию, ибо в процессе произ­водства придется на ходу вносить конструктивные изменения, проводить быстротечные испытания и доводить машину, выбрасывая детали, узлы и аг­регаты порочной конструкции.
В армии же, даже в мирное время, с такой машиной дело будет обстоять еще хуже. Она нару­шит жизнь и боевую подготовку части. Частые поломки, аварии, сопровождающиеся выходом ма­шины из строя на продолжительное время, повле­кут за собой срыв занятий, учений и дискредита­цию боевой машины. Восстановление такой маши­ны связано с вызовом представителей завода, раз­бором аварий, составлением актов, ожиданием получения запчастей и т. д.
    В военное же время недоработанная машина может привести к еще более серьезным последст­виям. Гитлеровцы были вынуждены во время вой­ны создавать новые танки, так как находящиеся у них на вооружении машины не могли успешно противодействовать нашим Т-34, KB и ИС. Ho во время войны невозможно создать принципиально новый танк, так как нет достаточного времени для доводки двигателя, трансмиссии и других агрега­тов, а также для организации большого серийного производства такого танка, да и военная обстанов­ка мешает создать необходимые условия для вы­полнения этих работ. Вот почему, даже при ис­пользовании промышленности всей Европы, в фа­шистской Германии сумели сделать только хоро­шие броневые корпуса и вооружение, а хороших, новых танков не смогли создать. Машины были ненадежны, обладали плохой проходимостью — заетревали на слабых грунтах, на косогорах и в рвах. На войне они были неполноценными боевы­ми машинами, не могли исправить тяжелого поло­жения немцев на фронте, не оправдали их надежд.
Ho вернемся к испытателю. Есть и другая сто­рона ошибочной оценки испытываемой им маши­ны. Плохо, когда испытатель, боясь ответственно­сти, бракует хорошую машину из-за непринципи­альных конструктивных и производственных де­фектов, когда он вообще не хочет рисковать, давая отрицательное заключение машине только потому, что имели место поломки и аварии во время испы­таний. Он должен уметь отличить принципиальные конструктивные и производственные дефекты от случайных и непринципиальных.
Если испытатель ошибется в оценке машины (в любом из рассмотренных выше случаев), то авторитет его будет потерян и ему никогда больше не поручат серьезных испытаний.
      При испытаниях могут быть различные несчаст­ные случаи. Внезапная поломка или выход из строя механизма, неисправность в ходовой части на большой скорости в сложных условиях, а так­же несвоевременно замеченный пожар на машине могут вызвать аварию, иногда с человеческими жертвами.
Совершая движение на максимально возмож­ных скоростях, всегда следует учитывать возмож­ность наездов на людей, повреждения зданий, мос­тов и т. д. Недостаточный опыт испытателя-руко- водителя или недисциплинированность одного из участников испытаний также могут вызвать нес­частный случай.
За все несчастные случаи, чрезвычайные происг, шествия, имевшие место на испытаниях, как пра­вило, отвечают испытатель (руководитель испыта­ний) и непосредственный виновник, поэтому испы­татель должен постоянно чувствовать ответствен­ность и принимать все необходимые меры для избежания всяких происшествий на испытаниях и прежде всего—несчастных случаев с людьми.
      Испытатель-руководитель, по неписанным зако­нам, должен самые опасные для жизни экспери­менты первый раз проводить сам (или выделять самого опытного испытателя из руководящего со­става), так как он считается более опытным, знаю­щим и тренированным, а следовательно, ему легче избежать несчастных случаев.
Чаще всего несчастные случаи происходят при испытаниях машин, когда в коллективе испытате­лей и особенно среди их руководителей есть недис­циплинированные люди, когда не выполняются ин­струкции и наставления, предупреждающие об опасности.
Я за свою жизнь был свидетелем многих нес­частных случаев и чрезвычайных происшествий с печальным исходом.
Однажды испытывался танк, отдельные конст­руктивные узлы которого были недоработаны, вследствие чего при перегрузках двигателя в тан­ке возникали пожары. После каждого конструк­тивного изменения, которое вносилось с цель
ликвидировать пожары, приходилось проверять его эффективность, создавая повышенные нагрузки на двигатель и вызывая этим пожары в танке (до тех пор пока дефект не будет окончательно устранен). За время моей многолетней работы испытателя было много случаев пожара в танке, но все они окончились благополучно, потому что мы предви­дели возможность пожаров и делали все, чтобы их ликвидировать сразу, как только они появлялись. На броне устраивали рабочее место помощника испытателя, который наблюдал за местом возник­новения пожаров, немедленно, по переговорному устройству, докладывал о нем и, пользуясь огнету­шителями и кошмой, начинал борьбу с пожаром. Получив сигнал о пожаре, танк быстро останавли­вали и весь- экипаж включался в работу по его ликвидации.
      Когда испытания были закончены и я уехал в Москву, завод продолжал доводку танка. В одном из пробегов в танке опять возник пожар, но наблю­дающего на броне танка не оказалось, своевремен­но огонь замечен не был, танк остановили с опозда­нием и экипаж с ликвидацией пожара не спра­вился — было «ЧП».
Часто нарушаются приказы и инструкции при проходах железнодорожных переездов, особенно неохраняемых. И у меня первое время было много неприятностей, пока всех испытателей не приучили строго выполнять приказы и инструкции в любых условиях. Некоторые мне доказывали, что это излишние предосторожности, что достаточно чело­веку, который стоит на сиденье и, высунувшись из башни, видит переезд, скомандовать «вперед» и безопасность будет обеспечена. Я же требовал обязательной остановки танка, выхода человека на переезд и чтобы только после его команды танк начинал движение. Был случай, когда зимой, пос­ле тяжелых и утомительных испытаний, с большим опозданием, ночью, мокрые и замерзшие испыта­тели возвращались на завод и, подъехав к переез­ду, хотели пройти его без выхода наблюдателя из танка на переезд. Я запретил. Мне с неудовольст­вием доказывали, что мой формализм слишком жесток, что все измучились и промокли и, если допустить остановку танка и выход наблюдателя, то возможны заболевания. Я вышел из танка и с переезда подал сигнал «вперед». Мы молча доеха­ли до завода и разошлись.
      После окончания испытаний я уехал на другой завод, где должен был проводить длительные ис­пытания очень интересной машины. Увлекся испы­таниями и забыл на время все остальное. Перед отъездом в Москву меня встретил главный конст­руктор этого завода и рассказал о большом несчастье на заводе, с которого я приехал к ним. Оказалось, что экипаж, который имел свои представления о выполнении приказов и инструкций, нарушил их, пошел на неохраняемый переезд без остановки танка и выхода наблюдателя. Когда танк уже сходил с рельсового пути, налетел поезд и задел за ствол пушки, установленной «по-походному» — назад. Ударом были сорваны крепления ствола и поворотный механизм, а башня заверте­лась с большой скоростью, нанося повреждения людям, сидевшим в боевом отделений и в башне. Один из испытателей, стоявший на сиденье, высу­нувшись из башни, был выкинут центробежной силой далеко от танка. После этого случая на всех заводах была проведена большая работа по укреп­лению дисциплины на испытаниях и «ЧП» прекра­тились.
Я сознательно привел эти примеры, так как почти все несчастные случаи и «ЧП» происходят из-за слабой дисциплины на испытаниях и нару­шения приказов и инструкций. Чем серьезнее ис­пытания, тем выше должна быть дисциплина.
   Испытатель должен отлично знать материаль­ную часть и тактико-технические характеристики танков (и других машин) разных типов:       наших, вероятного противника и других иностранных армий, знать и следить за изменениями характери­стик танкового и противотанкового вооружения нашей и иностранных армий, а также характери­стик противотанковых искусственных препятствий.
Все это необходимо знать для правильного со­ставления программы и методики испытаний, в ко­торых должны быть предусмотрены условия, поз­воляющие по результатам испытаний сравнить испытываемый танк (машину) с другими — нашими и лучшими иностранными.
  Испытатель обязан отлично водить не только танк одного типа (легкий, средний, тяжелый), а возможно большее количество танков (наших и иностранных) и любые транспортные и специаль­ные машины. Этот опыт поможет испытателю, во-первых, быстро освоить новый танк (машину), который он должен будет испытывать, и, во-вто­рых, скорее разобраться, что хорошо и что плохо в его конструкции, ему будет легче представить себе, что и как нужно будет сделать, чтобы устра­нить какой-нибудь дефект, усовершенствовать тот или иной конструктивный узел.
Готовясь к испытательной работе и увлекаясь вождением машин, я, кроме перечисленных выше, управлял самолетами, водил очень сложный в управлении грузовой автомобиль «Нортон» с дис­ком вместо рулевого колеса и с четырьмя ведущи­ми и управляемыми колесами, водил и очень прос­той в управлении трамвай.
  Чем больше разных машин испытатель знает, умеет их водить, стрелять из всех видов вооруже­ния, тем с меньшими ошибками, квалифицирован­ней и на более высоком техническом уровне он проведет испытания.
Испытатель должен так водить испытываемый танк (машину), чтобы создать для него наихуд­шие условия, которые могут встретиться при экс­плуатации как в мирных условиях, так и в боевой обстановке.
Он должен знать, как и в каких условиях мак­симально нагрузить двигатель, трансмиссию, ходо­вую часть. Он должен, управляя танком (маши­ной), знать, как работают отдельные механизмы (и когда они не работают), как облегчить или
ухудшить условия их работы, и, что очень важно, не менее 3040% километража, предусмотренного программой, самому управлять танком.
  Для того, чтобы отлично водить танк (машину) в различной обстановке, испытатель обязан посто­янно изучать дорожные условия, характерные осо­бенности дороги и местности и, в зависимости от времени года и суток, постоянно оценивать такие факторы, как ускорение, путь торможения, прохо­димость, устойчивость, усилия на рычагах и педа­лях управления и т. д.
Кроме всего сказанного выше, настоящий испы­татель должен обязательно любить свою профес­сию, увлекаться ею. Только это даст ему возмож­ность укладываться в сжатые сроки, данные на испытания, находить сложные дефекты в танке, объяснять их причины, правильно указывать меро­приятия для их устранения, а также ответить пра­вильно и исчерпывающе на все вопросы програм­мы испытаний, Он должен любить машину и ве­рить, что она не подведет его. Верить в свои силы, показать окружающим его специалистам (началь­никам и подчиненным), что он хорошо знает танк (машину), может лучше других его испытать, но делать это следует скромно, без хвастовства.
Надо стараться завоевать авторитет испытате­ля — чем выше он будет, тем легче работать, инте­ресней поручаемые работы, большее удовлетворе­ние получит испытатель.
  Испытатель должен знать танк, уметь его во­дить и стрелять не только для того, чтобы про­вести испытания, но и для показа его старшим начальникам и членам правительства. Уметь пока­зать его положительные и отрицательные качества. А это сделать иногда бывает труднее, чем провес­ти испытания по большой и сложной программе. Я знаю это из собственного опыта, когда показы­вал танки и боевые машины членам ЦК КПСС и правительства.
Для обстановки показа новой машины членам правительства характерно очень высокое нервное напряжение, оно значительно выше, чем при са­мых серьезных испытаниях. Показ всегда ограни­чивается временем, иногда приходится ждать не­делю, две и больше, пока он состоится, а потом все протекает в высоком темпе. Старшие начальники задают любые вопросы, иногда приказывают пока­зать в танке особенности, не предусмотренные программой и условиями показа.
   Бывают случаи, когда какой-нибудь механизм откажет в работе и показ сорвется — это самый худший случай для испытателя, так как чаще все­го бывает виноват в этом он, за что лишается права участвовать в следующих показах, да и в испытаниях. От таких случаев может избавить только знание и ощущение машины.
В своих последующих записках я постараюсь показать некоторые стороны работы и наиболее характерные случаи из жизни испытателей, кото­рые никогда не забываются очевидцами и всегда вызывают воспоминания и переживания в сердцах самих испытателей.







По теме:
ДОРОГИ И ПОЛИГОНЫ ИСПЫТАНИЙ ХАРЬКОВСКИХ ТАНКОВ
Воспоминания ветерана КБ-60М
О моей работе в ХКБМ. В.И. Гошков, д.т.н.

Tags: Вестник бронетанковой техники
Subscribe

promo andrei_bt october 25, 2018 19:47 85
Buy for 50 tokens
Один из самых необычных и принципиально новых проектов в истории танкостроения. Компоновка, обеспечивающая не имеющие аналогов уровни защиты экипажа, подвижности и огневой мощи: - защита экипажа с уровнем, эквивалентным ~2000 и ~4500 от БПС и КС, 200 и 600 с верхней полусферы; - 32…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment