andrei_bt (andrei_bt) wrote,
andrei_bt
andrei_bt

Categories:

ЗАЩИТА ДЛЯ… БРОНИ

ЗАЩИТА ДЛЯ… БРОНИ
Валерий КАЛИНИЧЕНКО

Книга об одном из участников создания навесной и встроенной ДЗ (НИИ Стали)  - Д. А. Рототаве.
Про динамическую защиту, М111, Израильский М-48, Бабаджанян...
В целом выдается «официальная» версия истории, разработки 60-х годов упомянуты вскользь, при том, что книга вышла уже задолго после публикации статьи про испытаний универсальной ДЗ в 1968 году - подробнее.
Реальные причины ситуации с принятием на вооружение ДЗ не описаны. Кроме того в книге есть ряд противоречий, в частности по поводу перспективности или же не перспективности плосконаправленных и объемных схем элементов ДЗ.
Но, в целом книга достаточно любопытная (ссылка на книгу и статьи Рототаева снизу).
Несколько тематических отрывков, выделение интересные для меня моменты.


Достаточно резкий отрыв по поражающей способности боеприпасов в сравнении с защитными возможностями монолитной стальной брони произвели кумулятивные снаряды. Они создали проблему, которую традиционными способами разрешить было невозможно из-за неприемлемого увеличения массы танка. Данное обстоятельство дало толчок к разработке нового поколения советских танков (Т-64, Т-72, Т-80) с комбинирован- ной лобовой броней. В ее составе были использованы наполнители типа стеклотекстолитов и керамики. Это позволило по- лучить аномально высокие защитные противокумулятивные свойства по сравнению с предсказываемыми гидродинамической теорией академика М.А. Лаврентьева, который обосновал преимущество по массе относительно легких наполнителей перед стальной броней при воздействии кумулятивной струи. Результат превзошел все ожидания. Природа данной аномалии кроется главным образом в активном деструктивном воздействии на кумулятивную струю материала наполнителя, окружающего каверну. Появление комбинированной брони стало возможно благодаря целенаправленной, хорошо скоординированной работе целого ряда академических и отраслевых институтов под руководством талантливых ученых и специалистов. Одновременно была решена проблема защиты от бронебойных подкалиберных снарядов с отделяющимися поддонами, стабилизируемых вращением (зарубежная аббревиатура – APDS), активная часть которых содержала карбид-вольфрамовые или вольфрамовые сердечники, и бронебойно-фугасных снарядов со сплющивающейся головной частью. С этого времени проектирование броневой защиты при- шлось вести с оглядкой уже на два поражающих средства, конкурирующих между собой: бронебойные подкалиберные снаряды и кумулятивные боеприпасы.
Следует отметить, что комбинированная лобовая броня советских танков 70-х годов обеспечивала их защиту не от всего ряда кумулятивных средств поражения, а только от наиболее массовых в то время боеприпасов, таких как кумулятивные снаряды к 105-миллиметровым танковым и противотанковым пушкам и кумулятивные гранаты.
Разработчики динамической защиты

Соревнование танковой брони с противотанковыми боеприпасами именно такого рода продолжалось до начала 80-х годов. Дальнейшее совершенствование наполнителей обеспечило защиту и от кумулятивных снарядов 120-миллиметровых нарезных пушек. В это же время в арсеналах всех стран происходило накопление противотанковых управляемых ракет с кумулятивными боевыми частями, бронепробивная способность которых в 1,2–1,5 раза выше, чем у кумулятивных снарядов, и соответственно превышает защитные возможности танковой брони. К концу 70-х годов в Советском Союзе практически уже была отработана противокумулятивная броня, основанная на принципе контрвзрыва.
Работы над ней были начаты еще в 50-е годы. Внедрению ее на танках препятствовала психологическая неподготовленность части высокопоставленных представителей армии и промышленности. Появление в ходе арабо-израильской войны 1982 года динамической защиты разработки доктора М. Хельда (танки типа М-48, М-60, состоявшие на вооружении армии Израиля) окончательно смело возражения ее противников.

Итак, шла арабо-израильская война. Это был 1982 год. К происходившим событиям самое непосредственное отношение имел Дмитрий Рототаев. Военное руководство СССР не могло поверить сообщению о том, что израильские танки, при- меняя какие-то специальные снаряды, на дальних дистанциях успешно пробивают лобовую броню нашего танка Т-72, стоявшего на вооружении в сирийской армии. На тот период это был один из самых современных танков в мире. Еще тревожней звучало донесение об использовании ново- го вида броневой защиты, делающей устаревшие израильские танки малоуязвимыми. Сирийцам удалось захватить израильский танк М-48 американского производства с установленной на нем динамической броней. В боекомплект входили подка либерные снаряды М111. Трофей срочно доставили в Союз для испытаний. Результаты стрельб повергли военных в шок.
Снаряд М111 успешно пробивал лобовую броню Т-72. А вот динамическая броня танка М-48 обеспечивала ему надежную защиту от советских кумулятивных боеприпасов. Существование крупнейшей в мире советской танковой группировки было поставлено под сомнение. Всерьез заговорили о кризисе танка как вида вооружений.

– На тех испытаниях я присутствовал лично, – рассказы- вает в одной из журнальных публикаций о далеко не лучших моментах в своей жизни бывший в то время ведущим специалистом ВНИИ стали Дмитрий Рототаев. – Глядя на раскуроченную броню Т-72, в создание которой мои коллеги вложили столько сил и знаний, я переживал настоящую трагедию. Ведь еще много лет тому назад возглавляемая мною лаборатория предлагала военным разработанный нами комплекс динами- ческой защиты для танка. Но недоверие и нерешительность некоторых армейских чиновников свели на нет наши усилия и поиск в этом направлении.
Разглядывая броню израильского танка, я узнавал воплощенные в жизнь свои идеи почти десятилетней давности. Принцип динамической защиты на М-48 повторял одну из самых первых конструкций, разработанных в нашем институте. Парадоксально, но именно противник доказал правоту коллектива русских ученых. Теперь талантливому военному инженеру и ученому с группой единомышленников предстояла нелегкая задача – в кратчайшие сроки оснастить наши танки динамической защитой.
Всего через полгода первый ее комплект был отправлен в войска. Взрыв взрывчатки, установленной на броне танка, надежно защищал его от кумулятивных боеприпасов. Динамической защите отводится роль последней преграды, отделяющей в бою жизнь от смерти, победу от поражения.
Группа ученых, среди которых и Д.А. Рототаев, за разработку динамической защиты бронетехники была удостоена Ленинской премии.
О дальнейших событиях, относящихся к этой истории, Дмитрий Рототаев, их активный участник, если не главное действующее лицо, так рассказывал в интервью на страницах одного из периодических изданий: – Наш директор Михаил Иванович Маресев, совершенно уникальный человек, мой учитель, меня вызвал и говорит:
«Давай поедем в Кубинку, там вроде бы привезли израильский танк с твоими таблетками». Поехали в Кубинку, а у меня болела жена, и две дочки – одна в первом, другая в восьмом классе. Я отвечаю: «Хорошо, но мне нужно к четырем домой». Это было 26 июня 1982 года, а домой я вернулся только 16 января 1983 года, сдав на вооружение комплекс динамической защиты. Вот такая была работа, совершенно нормальная. Но своих девчонок я не бросал. Директор мне уже поздним вечером, где-то часов в 11–12, давал машину, я садился, приезжал, варил, парил, гладил, писал записки и часов в пять утра снова уезжал на полигон.
Только наличие полностью подготовленных технических, конструкторских и технологических решений позволило в ре- кордный срок, всего за один год, оснастить противокумулятивной динамической защитой основной танковый парк Советского Союза. Установка динамической защиты на танки Т-64А, Т-72А, Т-80Б, и без того обладавшие достаточно мощным бронированием, практически одномоментно обесценила существовавшие арсеналы противотанкового управляемого вооружения потенциальных противников и вывела на первый план бронебойные подкалиберные снаряды, стабилизируемые оперением.

….
Каковы могут перспективы развития сценария соперниче- ства танковой брони с противотанковыми боеприпасами? Вот как складывалась ситуация на тот момент, по оценке Дмитрия Рототаева: –
Пока броня практически давала то же, что имели средства поражения, защита была равна средствам поражения, – то не было необходимости что-то предпринимать. Когда же средства поражения типа TOW-2 стали пробивать 600–700 мм стальной брони, нужно было что-то искать новое. Стали искать новые решения, например, использовали полиуретановые вкладыши.
Потом, когда средства поражения стали пробивать свыше 700 мм брони, – чем защищаться. И вот тогда пошло. Понимаете, поколение, которое прошло войну, – они же на своей шкуре вынесли знание, что такое защита. Поэтому по- нятно их консервативное мышление: они знают, что такое 5 г взрывчатки. Если у тебя в руках взрывается электродетонатор – 0,5 г взрывчатки, то ты погибаешь. А тут – 120 кг взрывчатки. А мы потом эту взрывчатку резали и сваркой, и ацетиленовой резкой.
У нас на госиспытаниях был такой раздел – восстановительные работы. Да, и сваркой, и резкой, ну горела, чуть-чуть, погасишь, – то есть и взрывчатка совсем другая была. В общем, я должен сказать, что Институт стали – это отдельная история, как любой оборонный институт. То, что там делали, – зачастую в монстрах оборонной промышленности никогда и рядом не подходили к такой работе.
Те разработки, которые были сделаны там, все американские «стеллсы» – это такая мура. Это было давным-давно известно танкистам. Противорадиационная защита – впервые в мире, огнезащита – впервые в мире, динамическая защита – не впервые в мире, но даже Манфред Хельд – конструктор динамической защиты НАТО – признал, что наша динамическая защита гораздо эффективнее. Активная защита – впервые в мире, и так далее, и так далее.
Можно перечислять массу направлений и удивительные результаты, которые были получены в Институте стали. А институт-то был очень небольшой: приблизительно тысяча человек.


Это было в далеком 80-м году, накануне московской Олим- пиады. До первой войны, во время которой израильтяне впер- вые применили в боевых условиях американские танки М-48 и М-60, оснащенные комплексами взрывной реактивной брони ERA «BLAZER», оставалось еще два с лишним года. Разработчики советской динамической защиты в то время не слышали имен ни Манфреда Хельда (Manfred Held), ни Мэйра Мэйзели- са (Meir Mayseless) – разработчиков немецкой и израильской взрывной реактивной брони. Только через 18 лет после это- го вечернего чаепития на международном конгрессе по бал- листике, проходившем в Южной Африке, была представлена совместная работа авторов (в алфавитном порядке) Held, Mayseless, Rototaev о взрывной реактивной броне – EXPLOSIVE 54 REACTIVE ARMOUR (ERA). А еще ранее, за несколько лет до этого конгресса, во время визита во ВНИИ стали, выдающийся немецкий ученый-баллистик Манфред Хельд, ознакомившись с совершенно секретными отчетами по НИР, проведенным в СССР в 40–60-е годы, признал приоритет советских ученых в разработке взрывной реактивной брони – динамической за- щиты.
Мы же, советские разработчики динамической защиты, – вспоминает о тех временах Сергей Королев, – свои исследования проводили, опираясь на работы, выполненные задолго до этого, в конце 50-х – начале 70-х годов, нашими отечественными учеными. Прежде всего, это – Богдан Вячеславович Войцеховский, Александр Иванович Платов и целый ряд других. Первым в СССР защитил кандидатскую диссертацию по динамической защите А.И. Платов. С 1978 года он работал начальником лаборатории в нашем отделе 32. Все мы, молодые сотрудники, как и начальник нашего отдела Дмитрий Рототаев, с огромным уважением относились к Александру Ивановичу, нашему ветерану и одному из тех, кто стоял у самых истоков исследований этого сложнейшего явления – сверхвысокоскоростного процесса взаимодействия кумулятивной струи противотанкового боеприпаса, атакующего танк, с устройством динамической защиты, установленным на танке.
Кумулятивная струя движется со скоростью, превышающей первую космическую скорость, весь процесс по времени занимает несколько десятков микросекунд и протекает при таких давлениях, при которых даже наипрочнейшая броневая сталь течет как вода… Не вдаваясь в сложную, порою драматичную историю создания динамической защиты в СССР, укажем только, что после очередного закрытия этих исследований в 1973 году, новую жизнь в работы по этому важнейшему оборонному направлению вдохнул именно 34-летний Д.А. Рототаев.
Приказом Михаила Ивановича Маресева, директора «броневого института» – ВНИИ стали, в декабре 1978 года ему было поручено создать отдел 32 – отдел динамической защиты. Во вновь созданном отделе взрывной брони специалистов именно в этой «взрывной» области знаний, кроме самого Д.А. Рототаева и кандидата 55 технических наук А. И. Платова, практически не было.


ЭДЗ Крест.

Продолжая о приоритетах, нужно отметить, что первое в СССР авторское свидетельство на изобретение элемента динамической защиты «Крест» получил именно Дмитрий Рототаев. К сожалению, описание этого авторского свидетельства, которому уже более 40 лет, как и описания десятков других советских авторских свидетельств и патентов по динамической защите, до сих пор хранится под грифом «секретно». Хотя существо изобретений давно опубликовано в общедоступных статьях и в интернете всем известно…



Дмитрий Рототаев – всегда интересный собеседник

Видео с испытаний 1995 года с участием Д. Рототаева - https://www.youtube.com/watch?v=lYFqB854Kh8&t=1s
Интервью Д. Рототаева – https://www.youtube.com/watch?v=2KvpfFvypUg&t=66s
ЭДЗ Крест. Про конструкцию различных вариантов ДЗ

Дмитрий Александрович справедливо полагал, – рассказывает Сергей Васильевич, – что для танков, обладающих мощным многослойным бронированием, будущая динамическая защита должна быть встроенной внутрь броневых узлов, то есть стать одним из внутренних слоев бронезащиты. И потому основное внимание уделял объемным ЭДЗ типа «Крест». Я в то время занимался разработкой динамической защиты для различных легкобронированных и совсем не бронированных боевых машин. И поэтому считал, что для военной техники, у которой очень тонкая броня или броня совершенно отсутствует, более подходящим является не объемный, а более легкий, плоскопараллельный тип ЭДЗ. Мы спорили, порою эмоционально, защищая каждый свою точку зрения… Именно в таких спорах выкристаллизовываются и шлифуются идеи, рождаются новые сложные технические системы. За три года, с 1979 по 1982, в отделе были исследованы и отработаны несколько альтернативных типов ЭДЗ, как объемных, так и плоскопараллельных. Была создана методика расчета, которая позволила оценить пространственно-временные и энергетические характеристики процесса взаимодействия кумулятивной струи с ЭДЗ.

Все резко изменилось в июне 1982 года, когда на Ближнем Востоке началась война между Израилем и его ближневосточ- ными соседями – Сирией, Ливаном и Палестиной. В конце июня по распоряжению директора ВНИИ стали М.И. Маресева Д.А. Рототаев с группой инженеров отдела, в которую входил и С.В. Королев, в срочном порядке выехали в НИИ бронетанко- вой техники в подмосковной Кубинке. На одной из площадок этого института стоял целехонький, покрашенный в песочный цвет, цвет пустыни, танк М-48 с комплексом взрывной реактив- ной брони – ERA «BLAZER». Партия американских танков М-48 и М-60 была передана Израилю из Германии. Израильтяне оснастили их комплексами динамической защиты ERA «BLAZER» и применили в своей операции «Мир Галилее» на территории Ливана.
Во время боев в районе Султан-Яакуб в ночь с 10 на 11 июня 1982 года сирийцы сумели захватить несколько израильских танков абсолютно невредимыми. По-видимому, израильские танкисты бросили свои боевые машины и убежали. Уже через несколько дней один из этих захваченных танков был доставлен в СССР, и группа сотрудников ВНИИ стали вместе с военнослужащими Главного бронетанкового управления МО СССР начали его исследовать.

Только после этого высшему военному руководству СССР стало понятно, что без динамической защиты невозможно обеспечить выживаемость танков на поле боя при массовом применении огромного арсенала различных противотанковых кумулятивных и бронебойных подкалиберных снарядов. Высшим руководством страны было принято решение об оснащеии основных существующих отечественных танков комплексами динамической защиты. Отдел 32, и ранее работавший в режиме, «максимально приближенном к боевому», фактически перешел на работу «по графику военного времени». Практически без выходных и отпусков, по 10–12 часов в сутки. – В результате, – продолжает свой рассказ С.В. Королев, – всего за полгода, уже к январю 1983 года, мною была окончательно оформлена конструкция унифицированного плоско-параллельного ЭДЗ 4С20, включавшая в себя в том числе и оригинальные противодетонационные перегородки. Чтобы не допустить описанной выше неуправляемой передачи детонации от одного боевого элемента к другому.
Одновременно с ЭДЗ 4С20 были разработаны и контейнеры для установки его на основные броневые узлы всех танков. Тогда же вместе С.В. Королев и Д.А. Рототаев оформили заявки на изобретения и получили авторские свидетельства, защищающие целый ряд оригинальных технических решений, содержащихся в устройствах как самого ЭДЗ, так и контейнеров. В число авторов этих изобретений вошли все исследователи, внесшие свой творческий вклад в создание советской динамической защиты, как из числа сотрудников 32 отдела, так и специалисты смежных оборонных НИИ и КБ. В отличие от 20 типоразмеров ЭДЗ израильского комплекса ERA «BLAZER», ЭДЗ 4С20 был унифицирован для всех броне- узлов существовавших в то время основных советских танков. Отечественный 4С20 обладает меньшим удельным весом и существенно меньшей площадью ослабленных зон, чем израильские. Уже 14 января 1983 года был подписан акт Государтвенной комиссии о принятии ОКР «Контакт-1».

В результате научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, в дальнейшем выполненных 32 отделом по изделиям «Контакт-2», «Контакт-3», «Контакт-4», «Контакт-5», «Реликт» и так далее, были отработаны конструкции новых ЭДЗ 4С22, 4С23 и других, предназначенных для защиты не только танков, обладающих мощной броневой защитой, но и легкобронированных и даже небронированных объектов военной техники от различных высокоскоростных средств поражения. Как и предполагал Рототаев, динамическая защита танков стала встроенной. Теперь она является неотъемлемой частью конструкции не только современных российских танков, но и боевых машин пехоты.

….
В 1982 году в составе бригады специалистов Н.А. Молодняков был командирован в Сирию с целью изучения боевых поражений советских танков. Там наших специалистов ознакомили с захваченным сирийцами танком М-48, находившимся тогда на вооружении у израильтян. Он был оборудован модулями с динамической защитой. На броне машины находилось около 20 типоразмеров модулей. Установленные образцы, по мнению наших специалистов, нельзя было признать оптимальными. Там же их ознакомили и с моноблочным 105-мм снарядом БПС М111.
После возвращения бригады из командировки и обсуждения ее результатов руководством военно-промышленного комплекса принимается решение о проведении в сжатые сроки работ по созданию навесного комплекса динамической защиты бронетанковой техники от кумулятивных средств поражения. При этом были поставлены жесткие условия: элемент защиты должен быть единым для всей техники. На изделии должно быть не более двух типоразмеров контейнеров динамической защиты. Разработку элемента под руководством Д.А. Рототаева поручили выполнить ВНИИ стали с привлечением необходимых предприятий, а изготовление унифицированного контейнера динамической защиты – коллективу Уральского конструкторского бюро транспортного машиностроения. Руководство работами в конструкторском бюро возложили на Н.А. Молоднякова. Производством контейнеров динамической защиты для всех изделий бронетанковой отрасли занимался «Уралвагонзавод».

….
– На начальном этапе, – рассказывает Н.С. Дорохов об истории создания динамической защиты, – наибольшее внимание этой проблеме уделялось разработчиками США, Германии и Великобритании. И первые заявки по конструктивному исполнению динамической защиты были поданы именно США в 1967 году. К началу 80-х годов Германия уже имела опытные образцы ДЗ, которые компоновались на опытном танке МВТ- 70. Широким фронтом велись работы по ДЗ и в СССР. Во ВНИИ стали в период 1964–1972 годов над проблемой практического использования ДЗ в защите танка работала вначале группа под руководством А.И. Платова. Затем этой тематикой занялся Д.А. Рототаев, возглавивший в 1978 году отдел динамической защиты ВНИИ стали.
Разработчиками научно-исследовательского института СССР в этот период изучались самые различные конструктивные решения, реализующие способ динамической защиты. Среди них можно выделить три решения: объемную конструкию, получившую название «Крест»; конструкцию с использованием удлиненных кумулятивных зарядов, которая была запатентована нашим научно-исследовательским институтом (сегодня ее доработанный вариант используется в украинских комплексах динамической защиты «Нож» и «Дуплет»); конструкцию с использованием плоских элементов динамической защиты. Уже тогда российские исследователи пришли к выводу, что наиболее рациональной является плоская схема ДЗ, и неслучайно сегодня практически все зарубежные разработки динами- ческой защиты реализуют именно это конструктивное решение.

 ....

Добытый и доставленный в СССР в 1982 году натурный образец танка М-48 с динамической защитой ERA «BLAZER», который стоял на вооружении в израильской армии, быстро расставил все на свои места. Когда распилили защиту, увидели, что это как раз то, что было выполнено во ВНИИ стали. Доложили министру обороны Дмитрию Федоровичу Устинову. Тот очень эмоционально отреагировал и приказал: «Чтобы через полгода эта защита была на танках!» День и ночь сотрудники ВНИИ стали трудились и через полгода начали оснащать наши танки. Позже пошли заказы на оснащение зарубежной техники. Выдающийся ученый-инженер Николай Дорохов выезжал в страны, где стояли на вооружении наши танки, и на месте монтировал элементы динамической защиты.

В это время Александр Елькин сделал открытие, которое позволяло столь же эффективно защищать танки, но без взрывчатки. Дмитрий Рототаев – человек заводной, он обрадовался, и они вместе стали делать принципиально новые блоки и тут же испытывать. Была линия, где можно было вести обстрел образцов подкалиберными снарядами. Ученые: и один, и второй – оба надевали перчатки и таскали плиты брони – килограммов по 50. Потом Рототаев шутил: «Академик! Тащит броню, сам! Это наш человек!» А Елькин, в свою очередь, своим рассказывал: «Директор института! Сам со мной таскал грузы по 50 кг! Это наш человек!» Но помимо теоретических разработок непременно нужны были результаты практических испытаний. И снова Александр Елькин с Дмитрием Рототаевым начали работу над устройством защиты от бронебойных подкалиберных снарядов.
Получив успешные результаты на огневых линиях на территории ВНИИ стали, перешли на натурные испытания на полигонах. И вот однажды при стрельбах снаряд застрял и не прошел сквозь лист брони. Но что с ним случилось, как этот снаряд повел себя – надо было исследовать. А это открытие ученого использовалось как в направлении защиты, так и в направлении поражения бронированной техники. Но второй проблемой занимался совершенно другой институт. Его представители не позволяли команде Дмитрия Рототаева вывезти этот образец в свой институт. У них также были планы и интересы на это изделие. Однако Д.А. Рототаев все-таки настоял на своем.
Он ночью приехал, пробрался и «выкрал» образец, который представлял собою лист стали размером два на два метра и толщиной 80 сантиметров. Привезли его во ВНИИ стали. Разрезали и остались очень довольны увиденными результатами.
Это был успех. После этого от М.С. Горбачева поступило указание министру обороны, руководству военно-промышленного комплекса и начальнику вооружения Вооруженных сил приехать в институт и лично убедиться в эффективности защиты. Когда произвели по броне выстрел, каждый из представителей высоких ведомств подошел, чтоб рассмотреть и потрогать непробитую броню. Об этих результатах доложили М.С. Горбачеву. А потом за открытие и внедрение средств динамической защиты ее разработчикам присудили Ленинскую премию. Среди авторов значились Елькин, Рототаев, Скляров, Щукин, Образцов, Фролов и ряд других выдающихся ученых-инженеров.


Книга целиком - http://www.safe-st.ru/files/book1.pdf


Материалы по теме, таблица с схемами ДЗ плосконаправленного  и объемного типа, «Кольцо», «Гофр» - ссылка

По теме ДЗ - ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ ЗАЩИТНЫХ УСТРОЙСТВ
ДИНАМИЧЕСКОГО ТИПА, ПРОБЛЕМЫ, ПЕРСПЕКТИВЫ

Статья Дмитрия Рототаева
ИССЛЕДОВАНИЕ УСТРОЙСТВ ДИНАМИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ
ОТ БРОНЕБОЙНЫХ ПОДКАЛИБЕРНЫХ СНАРЯДОВ

П. С. ПАЛАСТРОВ, И. А. МЕЛЕШКО, А. И. ПЛАТОВ, Д. А. РОТОТАЕВ.





Tags: Броня, ДЗ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo andrei_bt october 25, 2018 19:47 85
Buy for 50 tokens
Один из самых необычных и принципиально новых проектов в истории танкостроения. Компоновка, обеспечивающая не имеющие аналогов уровни защиты экипажа, подвижности и огневой мощи: - защита экипажа с уровнем, эквивалентным ~2000 и ~4500 от БПС и КС, 200 и 600 с верхней полусферы; - 32…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments