Category: экономика

Лесли

Работы ВНИИТМ

Работы ВНИИТМ в 2018-19 году. Из годового отчета.
Из любопытного - разработка дульного прибора выверки для 115 мм пушки. Видимо на нее есть какие-т отчетливые планы, особенно усчитывая недавно засветившийся новый БПС для нее. Также интересна модернизация БАТ-2. А так конечно все бледно, бюджет по спецтематике на 2019 - 680,7 млн. руб.


Collapse )
promo andrei_bt october 25, 2018 19:47 82
Buy for 50 tokens
Один из самых необычных и принципиально новых проектов в истории танкостроения. Компоновка, обеспечивающая не имеющие аналогов уровни защиты экипажа, подвижности и огневой мощи: - защита экипажа с уровнем, эквивалентным ~2000 и ~4500 от БПС и КС, 200 и 600 с верхней полусферы; - 32…
Лесли

На 2020 год предусмотрен рекордный оборонный бюджет



На следующий год на национальную безопасность и оборону предусмотрены расходы в размере 245,8 грн. Об этом 5 ноября сообщил Министр обороны Андрей Загороднюк во время презентации проекта Госбюджета на 2020 год.
«Главная цель оборонного ведомства - это развитие Вооруженных сил Украины, поэтому процент бюджета существенно вырос и должен стать крупнейшим бюджетом со времен независимости Украины», - сказал он.
По словам Загороднюка, проектом закона о Госбюджете на следующий год на национальную безопасность и оборону предусмотрены расходы в размере 245,8 млрд грн, что составляет 5,45% ВВП и соответствует требованиям документов стратегического планирования.
Collapse )
Лесли

20 августа 1988 года. Завершилась Ирано-иракская война

20 августа 1988 года.  Завершилась Ирано-иракская война, длившаяся восемь лет.
Ирано-иракская война 1980-1988 годов была одним из самых кровопролитных конфликтов после Второй Мировой войны. Пока соседние страны развивали экономику, Иран с Ираком уничтожали друг друга оружием, которое не брезговали поставлять все ведущие производители вооружения в мире.

В Ираке объявили о своей победе. Хотя это было далеко от действительности.
Фото - жители Багдада празднуют окончание восьмилетней ирано-иракской войны 20 августа 1988 года. Марсель Моше / AFP
Collapse )
берл

Очередной миф в истории советского Танкопрома

Чобиток Василий

Слишком много мифов. Слишком много мифов в отечественном танкостроении порождается из-за амбициозности, самомнения, попыток оправдать и оправдаться, выдать нужду за добродетель, иногда даже для сокрытия преступления. И мало ли из-за чего ещё?

Вы презираете либерастов, демократизаторов и прочих гуманитарных интервентов, распространяющих откровенную ложь о «проклятом совке»? Я тоже (кстати, вовсе не потому, что «священная корова», а из элементарной неприязни ко лжи и лицемерию). С другой стороны, когда человек, позиционирующийся противником «общечеловеческих ценностей» (в их извращенном Западом понимании) и называющий себя историком рассказывает, что в советском танкостроении плевали на понятие эргономики только потому, что в научпопе этот «историк» не нашёл ничего по теме (хотя в специальной литературе на самом деле существовали целые тома посвященные исключительно теме эргономики экипажа) — этот историк чем лучше упомянутой демшизоидной братии? Впрочем, речь не об этом.

Поводом для этого небольшого эссе послужило очередное издание, посвященное созданным в УВЗ боевым машинам. Итак, перед нами книга про Т-72 и Т-90 (Устьянцев С. В., Колмаков Д. Г. Т-72/Т-90. Опыт создания отечественных основных боевых танков. — Нижний Тагил: ОАО «НПК «Уралвагонзавод» им. Ф. Э. Дзержинского», 2013. — 304 с.)

На странице 162 указанного издания показано, что коэффициент технического уровня (КТУ) танка Т-80Б превышал КТУ Т-72А на 15%. Далее на стр. 192 справедливо указывается, что это было достигнуто заоблачной ценой Т-80Б и по показателю «эффективность-стоимость» он в 2,7 раза уступал Т-72А (для понимания в первом приближении, грубо говоря: 23 танка Т-72А способны равно успешно выполнить ту же боевую задачу, что и 20 Т-80Б, но обойдутся почти в три раза дешевле).

При всей справедливости приведённых оценок здесь же запущен очередной миф, которые так любит тиражировать всяческая демшизоидная братия. Сначала долго рассказывается, что в советском танкостроении эффективность техники учитывалась исключительно с помощью КТУ, методику расчета которого разработали во ВНИИТрансмаш, а далее, цитирую: «Первым в непогрешимости устоявшихся оценок усомнился один из видных деятелей советского Танкопрома Ю. П. Костенко. Нет, он не оспаривал данные ВНИИТрансмаша, но счел недостаточными используемые критерии и, в частности, игнорирование фактора стоимости...» (ключевые слова подчеркнуты). Далее приводится пример как Костенко якобы впервые вводит критерий «эффективность-стоимость» и приводится сравнение по нему Т-72А и Т-80Б. «В общем, как ни рассуждай, но цена имеет значение» — завершают главу авторы книги в том смысле, что до Костенко цена значения не имела.

Может быть авторы издания несколько переоценили заслуги Костенко? Отнюдь. Обратимся к опубликованной в 1992 г. работе самого фигуранта (Костенко Ю. П. Танки (тактика, техника, экономика). — М.: НТЦ «Информтехника», 1992. — 68 с.) Глава «О совершенствовании методики оценки технического уровня образцов бронетанковой техники»:

«Опыт использования указанной методики [КТУ], накопленный за период более десяти лет, показал хорошую сходимость расчетных и экспериментальных данных для оценки технических решений танков и БМП. Однако в указанной методике практически не учитываются экономические характеристики танка, что может привести к определенным просчетам при решении вопросов организации производства и эксплуатации танков, особенно в условиях действия экономических факторов управления народным хозяйством, в том числе оборонных отраслей промышленности. » Далее приводится пример оценки танков №№ 1 и 2, из которой явно следует, что речь идет о Т-80 и Т-72. А в выводе указывается:

«Для правильной сравнительной оценки образцов бронетанковой техники необходимо в существующую методику определения технического уровня ввести их экономические характеристики и расчеты выполнять на основе тактико-технико-экономических показателей образцов. »

Иными словами, в издании 1992 года, говоря о критерии «эффективность-стоимость», Костенко представляет это таким образом, как будто он впервые предлагает совершенствование имеющихся подходов оценки по КТУ с учетом экономического фактора.

Это крайне удивительно по той простой причине, что «видный деятель Танкопрома» должен был бы знать, что подобные экономические показатели давным-давно не просто кем-то изобретены, а даже курсантам танковых училищ преподаются по меньше мере 10 лет. И оценку технических решений в своих дипломных проектах делают не только по эффективности, но и соотношению полученной эффективности к стоимости.

Итак, учебное пособие издания 1984 года для курсантов танкового инженерного училища (Чобиток В. А. Оценка боевой эффективности и технического совершенства вооружения и военной техники. Учебное пособие. — К.: КВТИУ, 1984. — 58 с.) В широком доступе пособие находится с 2010 года (ссылка). Нет смысла пересказывать, стоит только заметить, что в пособии, которое посвящено оценке боевой эффективности и технического совершенства ВВТ, собственно боевой эффективности посвящён один раздел «3. Методы расчета боевой эффективности вооружения и военной техники» или 10 из 58 стр. издания, а экономическим вопросам — остальной объем. Раздел же 7 непосредственно посвящен военно-экономическому анализу на основе критерия «стоимость-эффективность».

В то время как даже курсанты танковых училищ в 80-х гг. выпускались с базовыми знаниями в военной экономике и имели понятие в вопросе оценки по критерию «эффективность-стоимость», в 1992 году видный деятель Танкопрома публикует работу, в которой критерий «эффективность-стоимость» представлен как предлагаемое автором нововведение.

Впрочем, учитывая человеческие слабости, автору простительно изобретать велосипед, завышать собственную значимость и приписывать себе чужие достижения. Нельзя простить то, что это делается с искажением реальной картины происходившего — советская военно-инженерная и военно-экономическая мысль вовсе не была такой отсталой, как это представил Костенко в издании 1992 года. Тем более непростительно современным авторам пересказывать («Первым... усомнился…») чужие, пусть даже и «видных деятелей», побасенки без их критического осмысления и анализа — фактически вы переписываете историю не хуже всяческих фондов Сороса, НКО и прочих госдеповских агентов влияния.


http://armor.kiev.ua/Tank/ktu/

Лесли

ВОЗМОЖНЫЕ УГРОЗЫ РОССИИ В АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКОМ РЕГИОНЕ

А.А. Корабельников, заместитель начальника кафедры, д.в.н., профессор, Главный Учёный секретарь Академии военных наук (ОА ВС РФ, г. Москва)

 
      Известно, что военная стратегия (далее стратегия), развивается в соответствии с изменениями военно-политической обстановки в мире, растущими экономическими возможностями государств Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР).
      Военно-политическая обстановка в мире и, в частности, в данном регионе обуславливается прежде всего, проходящим уж около пяти лет переделом сфер влияния. Для АТР военно-политическая обстановка характеризуется усилением соперничества за лидерство между США, Японией и Китаем. Это связано, прежде всего, с возрастанием роли Азиатско-Тихоокеанского региона в мировом хозяйстве и сосредоточением здесь громадных людских ресурсов (около 2/3 всего населения Земли к 2050 г.).

В настоящее время геополитическая ситуация в Азиатско-Тихоокеанском регионе складывается не в пользу России, которая значительно ослабила здесь свои позиции. Это обусловлено устойчивым высоким ростом экономической мощи Китая и его экономическим сближением с Японией, а также развитием военно-политического союза Японии и США, в то время, когда Россия по причине ограниченных экономических возможностей не имеет требуемых сил и средств не только для упрочения своего влияния в Азиатско-Тихоокеанском регионе, но даже на освоение и развитие собственного Дальнего Востока и Приморья [2].
      В среднесрочной перспективе для Китая складывается исключительно благополучная геополитическая конъюнктура. Центр мировой политики и экономики из Средиземноморья (Европы) и Атлантики (США) постепенно смещается в Азиатско-тихоокеанский регион, который к 2020 г. по прогнозу станет доминирующим, а Китай может получить возможность реализовать свои давние геополитические стремления к мировому лидерству. Сегодня на китайской территории проживает более 1,3 миллиардов человек (к 2050 г. прогно-зируется более 1,5 миллиардов человек). Наличие граничащего с КНР малозаселенного края (Дальний Восток, где проживает около 6 миллионов человек) при существующей слабости России является благоприятным условием для решения Китаем своих демографических, территориальных и экономических проблем. Уже сейчас процесс заселения китайцами Дальнего Востока является мало контролируемым и приобретает массовый характер, что создает реальные предпосылки для возникновения конфликтной ситуации и возможной попытки со стороны Китая разрешить ее силовыми методами. Военно-силовой потенциал Китая достаточно внушителен. Кадровая армия Китая является не только самой крупной по численности личного состава, но и имеет на вооружении современное, в том числе и ядерное оружие [3].
      Япония, оставаясь союзником США стремится повысить свой региональный и международный статус до уровня соответствия состоянию ее национальной экономики, науки и техники. Япония активно претендует на роль лидера не только в Восточной и Юго-Восточной Азии, но и во всем Азиатско-тихоокеанском регионе. При этом она давно вынашивает планы расширения своих государственных границ посредством возврата так называемых "северных" территорий, являющихся неотъемлемой частью России. Япония создала и продолжает усиливать, модернизировать свой военный потенциал, выделяя на эти цели 1% своего постоянно растущего ВВП. В настоящее время японские силы самообороны располагают возможностью быстрого развертывания и способны решать оперативно-тактические задачи за пределами своей территории как самостоятельно, так и в коалиции с союзниками [2].
      Соединенные Штаты Америки, поддерживая свое военно-стратегическое превосходство в регионе, стремятся не допустить усиления В нем российского влияния. По причине значительной удаленности своей территории от стран Азиатско-тихоокеанского региона, Соединенные Штаты Америки избрали в качестве оптимальной стратегии создание в регионе множества военных баз и "хаотического" распределения на них своей ядерной мощи и сил передового базирования. В Тихоокеанском бассейне главным дестабилизирующим фактором является явное превосходство военно-морских сил США и Японии над силами Тихоокеанского флота ВМС России [3].
      Как будет складываться военно-политическая обстановка в десятилетии текущего столетия? По нашему мнению Соединенные Штаты Америки будут предпринимать все усилия по включению Китая в сферу своего влияния. Если решить эту задачу не удастся достичь экономическими, дипломатическими и политическими мерами, может быть предпринята попытка применения силы. Отмечая при этом, что Соединенные Штаты Америки не способны справиться с Китаем в одиночку без поддержки России с континента, хотя бы в форме ее нейтралитета.
      Вполне вероятно развитие событий и проявление прямой военной угрозы во втором десятилетии посредством развязывания двух-трех вооруженных конфликтов, связанных общей логикой гражданской войны, инициированной извне. В такой зоне применение ядерного оружия для достижения военных целей будет просто немыслимым, а военные действия приобретут черты "специальной операции" и будут носить затяжной характер. По временному и пространственному размаху, по экономическому напряжению, а также по масштабам и характеру применения сил общего назначения, такая ситуация для России будет вполне сравнима с Отечественной войной, в столь обширном регионе как Дальний Восток и частично в Сибири.
      С точки зрения средств вооруженной борьбы не исключено, что может применяться ядерное оружие, прежде всего в целях устрашения. Центр тяжести всей вооруженной борьбы на начальном этапе войны будет находиться в зоне боевого соприкосновения сторон, в последующем переместиться в важнейшие административно-хозяйственные районы и примет партизанские способы действий. В результате этого война получит большой территориальный размах.
      Самой большой трагедией станет захват Сибири Китаем. Это может произойти невоенным путем. Китайцы, вследствие ослабления власти и открытых границ, станут массами переселяться в Сибирь, скупят недвижимость, предприятия, квартиры. Запад будет способствовать этому ползучему завоеванию нашей земли и всячески поддерживать военную и экономическую мощь Китая из ненависти к России. Но потом, с возникновением -угрозы захвата военной силой Уральского региона и выхода в Европу, военно-политическое руководство стран НАТО перейдет на сторону России и будет всеми силами препятствовать этому и даже, возможно, станет оказывать ей помощь в отражении агрессии.
      Итак, на современном этапе характер угроз для России значительно изменился. В отечественной военно-теоретической литературе применительно к Азиатско-Тихоокеанскому региону отсутствуют систематизированные труды, отражающие обоснованную научную методологию исследования войн. Имеющиеся наработки не позволяют дать целостную и объективную картину анализа и содержания любой военно-кризисной ситуации в этом регионе в разрезе национальных интересов и приоритетов. Исходным материалом для практической деятельности в данном направлении могут стать рассматриваемые в статье военно-политические кризисы в Азиатско-Тихоокеанском регионе, войны и вооруженные конфликты и возможные направления развития стратегии и тактики.

      ЛИТЕРАТУРА

  1. Военная стратегия. - М.: Воениздат, 1962.
  2. Пономарев С.А. Анализ особенностей военных доктрин развивающихся государств Евразийского континента, стремящихся к региональному лидерству // Стратегическая стабильность. - 2000. - № 2.
  3. Захаров В.М. Характер военной опасности для Российской Федерации в складывающейся системе международных отношений // Стратегическая стабильность. - 2001. - № 2.